Решение Арбитражного суда Оренбургской области (Досье дела № 2056)

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

 

г. Оренбург                                                            Дело № А47-6867/2019

03 сентября 2020 года

Резолютивная часть решения объявлена 31 августа 2020 года В полном объеме решение изготовлено 03 сентября 2020 года

Арбитражный суд Оренбургской области в составе судьи Калитановой Т.В. при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Курлаевой И.В. рассмотрел в открытом судебном заседании дело по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью «Форсаж», ОГРН 1116673020551, г.Екатеринбург, Свердловская область к

1. Родионову В.М.

2. Нуритдиновой Л.М.,

о признании не соответствующими действительности и порочащими деловую  репутацию Общества с ограниченной ответственностью «Форсаж» информацию, опубликованную 23 января 2019 года 14:54 в сети «Интернет» на сайте сетевого издания «Orenday» — http:/ www.orendav.ru/novosti/novostnava-lenta/230119124837 «Испытано на себе; как я работала в аквапарке»:

  • «испытано на себе: как я работала в аквапарке»;
  • «служба по уборке и дезинфекции аквапарка занимает комнатушку площадью примерно 13 квадратных метров. Температура воздуха тут такая, словно находишься в бане… Здесь же имеется склад, в котором находятся и средства для уборки, и одежда, и обувь»;
  • «практически все средства, предназначенные для дезинфекции, находились в полуоткрытом состоянии»;
  • «на площадке стояла без присмотра электрическая щеточная машина для очистки напольных покрытий (прямо возле розетки), недалеко от нее бегали дети…»;
  • «емкость с водой и шваброй там, где разделывают мясо»;
  • «средняя численность сотрудников, согласно табелю учета рабочего времени — 4-5 человек»;
  • «в самой зоне отдыха чувствуется явный запах хлора, поэтому после проведения там нескольких часов у меня ухудшилось самочувствие, глаза слезились и покраснели».

об обязании главного редактора и учредителя сетевого издания «Orenday» Родионова В.М. в течение трех дней со дня вступления судебного решения в законную    силу    удалить статью «Испытано на себе: как я работала в аквапарке», размещенную на странице сайта по адресу: hltp://www.orendav.ru/novosli/novostnaya- lenta/230119124837, об   обязании   главного   редактора   и   учредителя   сетевого издания «Orenday» Родионова В.М. в течение семи дней со дня вступления судебного решения в законную силу опубликовать опровержение статьи под заголовком «Испытано на себе: как я работала в аквапарке» на сайте издания по адресу: http://www,orenday.ru в виде публикации   резолютивной   части   судебного   решения   под  заголовком «Опровержение», которое должно быть набрано тем же шрифтом, что и статья, на том же месте страницы сайта, что и опровергаемый материал.

о взыскании с главного редактора и учредителя сетевого издания «Orenday» Родионова В.М. и автора статьи Нуритдиновой Л.М. солидарно в пользу общества с ограниченной ответственностью «Форсаж» в качестве возмещения нематериального (репутационного) вреда 1 000 000 рублей.

В судебном заседании участвуют:

от истца: Филоненко Ю.Н. паспорт, доверенность  №21  от  03.07.2020, сроком по 31.12.2020, копия диплома о высшем юридическом образовании.

от ответчика 1: Бермагамбетова Д.Б., паспорт, доверенность № 56 АА 2335776 от 05.08.2019, сроком действия на 5 лет.

от ответчика 2: явки нет, извещен надлежащим образом.

Общество с ограниченной ответственностью «Форсаж» (далее — истец, ООО «Форсаж») обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к Родионову В.М. (далее — ответчик 1), Нуритдиновой Л.М. (далее — ответчик 2) о признании не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию Общества с ограниченной ответственностью «Форсаж» информацию, опубликованную 23 января 2019 года 14:54 в сети «Интернет» на сайте сетевого издания «Orenday»; об обязании главного редактора и учредителя сетевого издания «Orenday» Родионова В.М. в течение трех дней со дня вступления    судебного    решения    в    законную    силу    удалить статью «Испытано на себе: как я работала в аквапарке», размещенную на странице сайта     по     адресу: hltp://www.orendav.ru/novosli/novostnaya-lenta/230119124837; об обязании главного редактора и учредителя сетевого издания «Orenday» Родионова В.М. в течение семи дней со дня вступления судебного решения в законную силу опубликовать опровержение статьи под заголовком «Испытано на себе: как я работала в аквапарке» на сайте издания по адресу: http://www,orenday.ru в виде публикации резолютивной части судебного решения под заголовком «Опровержение», которое должно быть набрано тем же шрифтом, что и статья, на том же месте страницы сайта, что и опровергаемый материал; о взыскании с главного редактора и учредителя сетевого издания «Orenday» Родионова В.М. и автора статьи Нуритдиновой Л.М. солидарно в пользу общества с ограниченной ответственностью «Форсаж» в качестве возмещения нематериального (репутационного) вреда 1 000 000 рублей.

До начала судебного заседания истец заявил ходатайство о вызове в судебное заседание свидетеля, который может дать пояснения относительно схемы разграничения зон отдыха — начальника отдела безопасности Аквапарка «Лимпопо» Кулишова Д.Н. Ответчик 1 возражает против удовлетворения ходатайства истца, так как полагает, что у свидетеля присутствует личная заинтересованность в рассмотрении настоящего спора.

Суд приходит к выводу, что в данном случае удовлетворение ходатайства о вызове свидетеля приведет к необоснованному затягиванию судебного процесса. Кроме того, с момента принятия дела к производству 28.05.2019, истец имел достаточное время для заявления ходатайства о вызове свидетеля, однако ни разу его не заявил, в связи с чем, ходатайство истца подлежит отклонению.

Суд определил отказать истцу в удовлетворении ходатайства о вызове свидетеля Кулишова Д.Н. в судебное заседание.

Представитель истца поддерживает исковые требования, просит суд удовлетворить исковые требования в полном объеме.

Ответчик 1 возражает против удовлетворения исковых требований, просит суд отказать в удовлетворении исковых требований.

Истец и ответчики не заявили ходатайства о необходимости предоставления дополнительных доказательств. При таких обстоятельствах суд рассматривает дело, исходя из совокупности имеющихся в деле доказательств, с учетом положений статьи 65 АПК РФ.

При рассмотрении материалов дела судом установлены следующие обстоятельства.

Из искового заявления следует, что 23 января 2019 года в 14:54 в сети «Интернет» на сайте сетевого издания «Orenday» — http://www.orenday.ru/novosti/novostnava-lenta/230119124837 опубликована статья «Испытано на себе: как я работала в аквапарке».

Истец пояснил, что повествование статьи велось от имени первого лица, указанного как «журналист orenday», «попробовавшего себя в качестве специалиста по дезинфекции» на территории аквапарка. Статья посвящена соблюдению санитарной безопасности в аквапарке, порядку организации уборки и дезинфекции. Автором данной статьи являлась Нуритдинова Л. М. (Ответчик 2), подписавшаяся под псевдонимом «Алена Быстрова».

Истец указал, что сетевое издание «Orenday», распространившего вышеуказанные сведения, зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 31 января 2017 года, свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС-68522. Сетевое издание не является юридическим лицом. Учредителем и главным редактором сетевого издания является Родионов В.М. (Ответчик 1).

В качестве доказательства факта распространения порочащих и недостоверных сведений, истцом представлен протокол серии 66 АА 5531915 от 16 апреля 2019 года осмотра информации в сети интернет на сайте http://www.orenday.ru., составленный временно исполняющей обязанности нотариуса города Екатеринбурга Шеметовой И.К. (т.1 л.д. 14- 21).

Истец пояснил, что порочащими деловую репутацию и не соответствующими действительности, являются следующие сведения:

  • «испытано на себе: как я работала в аквапарке»;
  • «служба по уборке и дезинфекции аквапарка занимает комнатушку площадью примерно 13 квадратных метров. Температура воздуха тут такая, словно находишься в бане… Здесь же имеется склад, в котором находятся и средства для уборки, и одежда, и обувь»;
  • «практически все средства, предназначенные для дезинфекции, находились в полуоткрытом состоянии»;
  • «на площадке стояла без присмотра электрическая щеточная машина для очистки напольных покрытий (прямо возле розетки), недалеко от нее бегали дети…»;
  • «емкость с водой и шваброй там, где разделывают мясо»;
  • «средняя численность сотрудников, согласно табелю учета рабочего времени — 4-5 человек»;
  • «в самой зоне отдыха чувствуется явный запах хлора, поэтому после проведения там нескольких часов у меня ухудшилось самочувствие, глаза слезились и покраснели».

Истец полагает, что в результате действий ответчиков — опубликования сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию, наступили неблагоприятные последствия для ООО «Форсаж».

Ответчики возражают против удовлетворения искового заявления по доводам, изложенным в письменном отзыве.

Заслушав представителей истца, ответчика 1, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства с позиции относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ, суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований в силу следующего.

Согласно статье 150 Гражданского кодекса Российской Федерации деловая репутация является нематериальным благом, защищаемым в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных.

В соответствии с п.п. 1, 7 ст. 152 Гражданского кодекса юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если лицо, распространившее такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности, при этом, обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

В соответствии со ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

В соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» по делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дела, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Следовательно, для применения способа защиты необходима совокупность трех этих условий.

При заявлении требования о защите деловой репутации истец должен доказать факт распространения сведений об истце и порочащий характер этих сведений. Бремя доказывания соответствия действительности распространенных сведений относится на ответчика.

Суд, оценив представленные доказательства, пришел к выводу о том, что истцом не доказан порочащий характер сведений. Достаточных и достоверных доказательств, которые должен представить истец в подтверждении порочащий характер сведений, в суд не представлено.

Информация, изложенная в статье, не содержит в себе сведений о недобросовестности истца при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота.

Ответчиком представлены доказательства, что оспариваемые высказывания, содержащиеся в статье, соответствуют действительности, в частности представленными в материалы дела фотографиями ( т.1 л.д. 71- 82), заключением специалиста (т.2 л.д. 118-119).

В ходе судебного разбирательства судом установлено, что спорная статья является оценочным суждением корреспондента сетевого издания с цитированием фотографий и обоснованным личным мнением об отношении в аквапарке к вопросу о гигиене.

Публикация ответчика представляет собой оценочные суждения, даже при условии, что выводы отрицательные, это мнение автора исследования, которое не подлежит оспариванию в порядке ст. 152 ГК РФ.

Пунктом 9 Постановления Пленума ВС РФ №3 устанавливается, что в силу п.1 ст. 152 ГК РФ обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

Этим же пунктом устанавливается положение, согласно которому, в соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о  фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

В силу п. 1 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

К представленному истцом в материалы дела заключению эксперта № 364-лэ/2019 от 05.12.2019 суд относится критически по следующим основаниям.

Выводами по результатам экспертизы является, то что в тексте статьи, представленной на экспертизу, присутствуют негативные сведения об аквапарке; негативная информация, имеющая форму утверждения, воспринимается как сведения, характеризующие деятельность аквапарка с отрицательной стороны, из чего следует, что вопрос о порочности сведений на рассмотрение эксперта не выносился.

Как указывалось ранее, под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу.

Обстоятельствами, имеющими значение и которые должны быть установлены, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности.

Сама по себе негативная направленность изложения информации не может свидетельствовать о порочащем характере изложенных сведений, поскольку отрицательное суждение о каком-либо событии является одним из проявлений свободы слова и мыслей.

В связи с чем довод ответчика о том, что термины «негативная информация» и «порочащие сведения» не являются синонимы и не могут быть заменены друг другом подлежит удовлетворению.

Таким образом, истцом не доказан факт распространения в отношении него порочащих сведений, а также порочащий характер оспариваемых сведений и несоответствие их действительности, в связи с чем, исковые требования подлежат отклонению в полном объеме.

Согласно ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований, однако, истцом доказательств, подтверждающих факт несоответствия действительности спорных сведений, а также их порочащих характер, суду не представлено. Вместе с тем, не представлено и доказательств распространения сведений, порочащих деловую репутацию, именно в отношении истца.

В силу ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации любое заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за судебной защитой нарушенного права, будучи, в силу ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обязанным доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Кроме того, в силу ст. 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

В соответствии с ч. 1 ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Таким образом, достаточных и достоверных доказательств распространения не соответствующих действительности либо порочащих его деловую репутацию сведений истец суду не представил.

Истцом также заявлено требование о взыскании с ответчиков солидарно нематериального (репутационного) вреда в размере 1 000 000 руб. 00 коп.

Распространение информации, содержащей сведения, порочащие деловую репутацию юридического лица и не соответствующие действительности служит основанием для взыскания денежной компенсации на основании ст. 1101 ГК РФ.

Ст. 150 ГК РФ относит деловую репутацию к нематериальным благам, которые подлежат защите в соответствии с Кодексом и другими законами, если существо нарушенного нематериального блага и характер последствий такого нарушения допускает такую защиту.

Деловая репутация возникает у юридического лица в силу его создания и является одним из условий его успешной деятельности (п.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №3).

Согласно правовой позиции, высказанной Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 04.12.2003 N 508-О, применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица. При этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации юридического лица, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание, отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину.

Таким образом, возможность взыскания репутационного вреда (нематериальных убытков) в пользу юридического лица также подтверждается правовой позицией Конституционного Суда, высказанной в Определении от 4 декабря 2003 года N 508-О, а также практикой Европейского суда по правам человека (решение от 6 апреля 2000 года по делу «Компания Комингерсол С.А.» против Португалии»).

Пунктом 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» предусмотрено, что статья 152 ГК РФ предоставляет гражданину, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, право наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда. Данное правило в части, касающейся деловой репутации гражданина, соответственно применяется и к защите деловой репутации юридических лиц (пункт 7 статьи 152 ГК РФ).

Поэтому правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица.

Компенсация морального вреда определяется судом при вынесении решения в денежном выражении. При определении размера компенсации морального вреда судам следует принимать во внимание обстоятельства, указанные в части 2 статьи 151 и пункте 2 статьи 1101 ГК РФ, и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации.

Доводы истца о том, что сведения указанные в статье наносят существенный вред обществу, не принимаются судом. Истцом не представлено никаких допустимых и относимых доказательств негативного воздействия спорной статьи, доказательств, что информация указанная в статье отразилась на коммерческой деятельности истца, на взаимоотношениях с контрагентами, клиентами, а также свидетельствующих, что его деловая репутация оказалась настолько подорванной, что это отразилось на его коммерческой деятельности или повлекло какие-либо иные неблагоприятные для него последствия (статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

С учетом пункта 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», суд не установил в совокупности наличия трех условий, необходимых для применения статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Поскольку отсутствуют основания для удовлетворения требований о защите деловой репутации, отсутствуют основания для взыскания компенсации.

Таким образом, суд полагает, что требование о взыскании вреда не подлежит удовлетворению, поскольку в удовлетворении требования о признании не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию истца информацию, опубликованную 23 января 2019 года 14:54 в сети «Интернет» на сайте сетевого издания «Orenday» — http:/ www.orendav.ru/novosti/novostnava-lenta/230119124837 «Испытано на себе; как я работала в аквапарке» судом отказано, а данное требование является производным по отношению к основному требованию.

Согласно требованиям ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

Судом рассмотрены все доводы истца, однако они не могут служить основанием для удовлетворения заявления.

Государственная пошлина распределяется в соответствии со ст.110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и возлагается на истца.

Руководствуясь ст.ст. 110, 112, 167-171, 176, 319 Арбитражного процессуального кодекса РФ, суд

 РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований отказать.

Решение арбитражного суда первой инстанции может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции в срок, не превышающий месяца со дня вынесения решения (изготовления в полном объеме), через Арбитражный суд Оренбургской области.

 

Судья                                                                                 Т.В. Калитанова