Решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры (Досье дела № 2062)

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РЕШЕНИЕ

 

г. Ханты-Мансийск

27 мая 2021 г.                                                                                         Дело № А75-8605/2020

 

Резолютивная часть решения объявлена 14 мая 2021 г. Полный текст решения изготовлен 27 мая 2021 г.

Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры в   составе судьи Яшуковой Н.Ю., при ведении протокола заседания секретарем Пуртовой М.В., рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению бюджетного учреждения Ханты- Мансийского автономного округа – Югры «Нижневартовская психоневрологическая больница» к обществу с ограниченной ответственностью

«Редакция семь на семь», обществу с ограниченной   ответственностью   «Вектор-7», Хисматовой  А.У. о защите деловой репутации,

при участии представителей сторон:

от истца – не явились,

от ООО «Редакция семь на семь» (онлай) – Кузеванова С.И по доверенности от 07.09.2020, от ООО «Вектор- 7» (онлайн) – Кузеванова С.И по доверенности от 07.09.2020,

от Хисматовой А.У.– не явились,

УСТАНОВИЛ:

бюджетное учреждение Ханты-Мансийского автономного округа – Югры «Нижневартовская психоневрологическая больница» (далее – истец, БУ ХМАО-Югры «Нижневартовска психоневрологическая больница») обратилось в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры с иском к обществу с ограниченной ответственностью

«Редакция семь на семь» (далее – ООО «Редакция семь на семь»), обществу с ограниченной ответственностью «Вектор-7» (далее – ООО «Вектор-7») и Хисматовой А.У. (далее – Хисматова А.У., при совместном упоминании ответчики) с требованиями:

  1. Признать не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию Бюджетного  учреждения ХМАО-Югры «Нижневартовская психоневрологическая больница» сведения, распространенные обществом с ограниченной ответственностью «Редакция семь на семь» и автором Хисматовой А.У. в информационной телекоммуникационной сети общего пользования Интернет на сайте электронного средства массовой информации «Межрегиональный интернет-журнал «7х7 Новости, мнения, блоги», находящегося в информационной телекоммуникационной сети общего пользования Интернет по адресу: https://7×7-journal.ru/, в статье «Карательная психиатрия» Нижневартовска в действии» расположенной на сайте СМИ «Межрегиональный интернет-журнал «7х7 Новости, мнения, блоги» в сети Интернет по адресу: https://7×7-journal.ru/posts/2018/12/01/karatelnaya-psihiatriya-nizhnevartovska-v-dejstvii Фрагменты статьи:
  • «В маленьком благополучном Нижневартовске, оказывается можно взламывать двери, вывозить человека в ПНД и там его удерживать… Есть такое понятие, как карательная психиатрия. Так вот сегодня ночью я, по всей видимости, столкнулась с этим ужасающим явлением»;
  • «В ночь с 30 ноября на 1 декабря, примерно с 23 часов до 02:30 ночи Анастасия провела в ГОМ-1, пытаясь подать заявление по факту взлома квартиры и насильного увоза матери Елены в местный психоневрологический диспансер — фактически человека похитили»;
  • «В ночь с пятницы на субботу я столкнулась с явлением, которое находится за гранью моего  понимания.    Я предполагаю,    что    речь    может    идти    о фабрикации    диагноза и насильственной госпитализации без каких-либо на то оснований»;
  • «Так чем же может быть неудобна Елена? И для кого? Учитывая, что Елена — бывший главный бухгалтер того самого ПНД, где сейчас ее удерживают против воли. И выпускать экс-сотрудника не намерены: в понедельник запланирован суд для решения вопроса о принудительном лечении женщины, которая имела доступ ко всем финансовым документам больницы… Мне кажется, вишенкой этого адского парада можно обозначить тот факт, что главврач психоневрологического диспансера Ольга Жевелик — это не кто- нибудь, а супруга мэра Нижневартовска Василия Тихонова, который в свою очередь полковник милиции, бывший замначальника РУБОПа ХМАО. По мне так это занавес: мощный дуэт, который при желании может справиться с любой невзгодой в виде людей, которые слишком много знают».
  1. Обязать Общество с ограниченной ответственностью «Редакция семь на семь» и Общество с ограниченной ответственностью «Вектор – 7» в течение 10 (Десяти) дней со дня вступления решения по настоящему делу в законную силу разместить в информационной телекоммуникационной сети общего пользования Интернет на сайте электронного средства массовой информации «Межрегиональный интернет-журнал «7х7 Новости, мнения, блоги», находящегося в информационной телекоммуникационной сети общего пользования Интернет по адресу: https://7×7-journal.ru/, решение суда по настоящему делу, разместив его на том же месте и тем же шрифтом, что и спорные сведения, на срок продолжительностью 3 (три) месяца.
  2. Обязать общество с ограниченной ответственностью «Редакция семь на семь» прекратить распространение указанных сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь, достоинство и деловую репутацию Бюджетного учреждения ХМАО-Югры

«Нижневартовская психоневрологическая больница» путем удаления частей статьи, признанными решением суда не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию Бюджетного учреждения ХМАО-Югры «Нижневартовская психоневрологическая больница» с интернет-сайта электронного средства массовой информации «Межрегиональный интернет-журнал «7х7 Новости, мнения, блоги», находящегося в информационной телекоммуникационной сети общего пользования Интернет по адресу: https://7×7-journal.ru/.

Определением суда от 11.11.2020 по настоящему делу, по ходатайству истца назначена судебная экспертиза, проведение экспертизы поручено Федеральному бюджетному учреждению Уральский региональный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации, производство по делу приостановлено (т.1 л.д. 127-132).

25.12.2020 в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа – Югры поступило экспертное заключение от 11.12.2020 № 3830/09-3 (т.1 л.д. 147-158).

Определением от 11.01.2021 производство по делу возобновлено (т.1 л.д. 140-144).

Определением от 12.03.2021, по ходатайству истца в судебное заседание вызван эксперт Баженова М.А. для дачи необходимых пояснений относительно представленного заключения (т.2 л.д. 64-68).

В связи с невозможностью обеспечения участия эксперта в судебное заседание, Баженовой М.А. представлены письменные ответы на поставленные дополнительные вопросы (т. 2 л.д. 96-100).

Определением суда от 27.04.2021 судебное разбирательство отложено на 14.05.2021 в 12 час. 00 мин. (т.2 л.д. 88-91).

От представителя истца Захарова Е.Ю. через систему «Мой арбитр» 28.04.2021 поступило ходатайство об участии в судебном заседании путем онлайн-заседания, которое судом удовлетворено (т.2 л.д. 92-93), однако представитель участие в судебное заседание не обеспечил.

Хисматова А.У. также не явилась, о времени и месте судебного разбирательства извещена надлежащим образом, свою позицию по иску отразила в отзыве на исковое заявление (т. 2 л.д. 56-58).

Представитель ответчиков – ООО «Вектор-7» и ООО «Редакция семь на семь» заявил ходатайство об участии в судебном заседании путем онлайн-заседания, которое судом удовлетворено. Явка представителя в судебное заседание обеспечена, представитель поддержал доводы, изложенные в отзывах на иск (т.1 л.д. 59-60, т.1 л.д. 62-65).

Арбитражный суд, выслушав представителя ответчиков, исследовав материалы дела, пришел к следующим выводам.

В обоснование исковых требований БУ ХМАО-Югры «Нижневартовска психоневрологическая больница» указывает, что 01.12.2018 в информационно- телекоммуникационной сети «Интернет», на сайте электронного средства массовой информации «Межрегиональный интернет-журнал «7х7» Новости, мнения, блоги», по адресу: https://7×7-journal.ru/, в статье «Карательная  психиатрия» Нижневартовска в действии» по адресу: https://7×7-journal.ru/posts/2018/12/01/karatelnaya-psihiatriya- nizhnevartovska-v-dejstvii распространены следующие сведения:

  • «В маленьком благополучном Нижневартовске, оказывается можно взламывать двери, вывозить человека в ПНД и там его удерживать… Есть такое понятие, как карательная психиатрия. Так вот сегодня ночью я, по всей видимости, столкнулась с этим ужасающим явлением»;
  • «В ночь с 30 ноября на 1 декабря, примерно с 23 часов до 02:30 ночи Анастасия провела в ГОМ-1, пытаясь подать заявление по факту взлома квартиры и насильного увоза матери Елены в местный психоневрологический диспансер — фактически человека похитили»;
  • «В ночь с пятницы на субботу я столкнулась с явлением, которое находится за гранью моего  понимания. Я предполагаю, что речь может идти о фабрикации диагноза и насильственной госпитализации без каких-либо на то оснований»;
  • «Так чем же может быть неудобна Елена? И для кого? Учитывая, что Елена — бывший главный бухгалтер того самого ПНД, где сейчас ее удерживают против воли. И выпускать экс-сотрудника не намерены: в понедельник запланирован суд для решения вопроса о принудительном лечении женщины, которая имела доступ ко всем финансовым документам больницы… Мне кажется, вишенкой этого адского парада можно обозначить
  • тот факт, что главврач психоневрологического диспансера О. Жевелик — это не кто- нибудь, а супруга мэра Нижневартовска Василия Тихонова, который в свою очередь полковник милиции, бывший замначальника РУБОПа ХМАО. По мне так это занавес: мощный дуэт, который при желании может справиться с любой невзгодой в виде людей, которые слишком много знают».

Учредителем средства массовой информации – сетевое издание «Межрегиональный интернет-журнал 7х7 новости, мнения, блоги» является ООО «Вектор-7», что подтверждается сведениями, размещенными на официальном сайте Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовой коммуникации (https://rkn.gov.ru/mass-communications/reestr/media/?id=341703&page=), а также на официальном сайте электронного средства массовой информации «Межрегиональный интернет-журнал «7х7» Новости, мнения, блоги», по адресу: https://7×7-journal.ru/, имеет свидетельство ЭЛ № ФС 77-78476.

Автором распространенных сведений является Хисматова А.У., распространителем спорных сведений является ООО «Редакця семь на семь».

Истец, полагая, что сведения, изложенные в указанных выше материалах (статье), не соответствуют действительности, порочат деловую репутацию истца, несут негативную информацию об БУ ХМАО-Югры «Нижневартовска психоневрологическая больница», обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

В силу части 1 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, самостоятельно определив способы их судебной защиты (статья 12 ГК РФ).

Пунктом 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что судебной защите подлежат оспоренные или нарушенные права.

Выбор способа защиты нарушенного права осуществляется истцом и должен действительно привести к восстановлению    нарушенного материального права или к реальной защите законного интереса.

По смыслу статей 1, 11, 12 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации защита гражданских прав может осуществляться в случае, когда имеет место нарушение или оспаривание прав и законных интересов лица, требующего их применения. Следовательно, предъявление иска должно иметь своей целью восстановление нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов обратившегося в арбитражный суд лица посредством использования предусмотренных действующим законодательством способов защиты.

Пунктом 5 части 1 статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлена специальная подведомственность дел о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности арбитражным судам.

В силу статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации деловая репутация рассматривается как нематериальное благо и защищается в соответствии с Кодексом и другими законами.

Согласно пункту 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Соответственно, истец, будучи юридическим лицом, вправе требовать в судебном порядке защиты своей деловой репутации.

На основании пункта 2 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации сведения, порочащие честь, достоинство или  деловую репутацию гражданина и распространенные в средствах массовой информации, должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации. Гражданин, в отношении которого в средствах массовой информации распространены указанные сведения, имеет право потребовать наряду с опровержением также опубликования своего ответа в тех же средствах массовой информации. Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лиц (пункт 11 статьи 152 ГК РФ).

Обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дела соответствующей категории, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. Отсутствие хотя бы одного из указанных обстоятельств исключает возможность удовлетворения иска (пункт 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

Как разъяснено в том же пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе, устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам. Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденном Президиумом ВС РФ 16.03.2016, положения части 1 статьи 21, статей 23 и 34, статьи 45 и части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на судебную защиту своей чести и доброго имени. В силу предписания части 3 статьи 17, статьи 29 Конституции Российской Федерации устанавливается возможность выражения каждым своего мнения и убеждения любым законным способом, не нарушающим права и свободы других лиц. Это обязывает суд как орган правосудия при разрешении возникающих споров обеспечивать баланс конституционно защищаемых прав человека на свободное выражение взглядов и прав на защиту всеми своей чести, достоинства и деловой репутации. Реализация конституционных прав, направленных на защиту нематериальных благ, осуществляется в порядке, предусмотренном статьей 12, пунктом 5 статьи 19, статьями 150, 152, 1099 и 1100, пунктом 3 статьи 1251, пунктом 2 статьи 1266 ГК РФ.

Из пункта 5 Постановления Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.03.2016, разъяснено, что надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения. Если оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации, то надлежащими ответчиками являются автор и редакция соответствующего средства массовой информации. В случае, если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика может быть привлечен учредитель данного средства массовой информации.

Как указано ранее, ООО «Вектор-7» является учредителем ООО «Редакция семь на семь», при этом ООО «Семь на семь» является самостоятельным юридическим лицом, зарегистрированным 15.03.2016 за основным государственным регистрационным номером 1161101052331, а также средством массовой информации, распространившим оспариваемые сведения.

Следовательно, оснований для удовлетворения иска к ООО «Вектор-7» у суда не имеется.

Решение об удовлетворении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации выносится судом в случае установления совокупности трех условий: сведения должны носить порочащий характер, быть распространены и не соответствовать действительности. При этом заявитель обязан доказывать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, и порочащий характер этих сведений. На ответчика же возложена обязанность доказать, что распространенные им сведения соответствуют действительности.

В пункте 6 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденного Президиумом ВС РФ 16.03.2016, указано, что предметом проверки   при   рассмотрении   требований   о защите   деловой   репутации в порядке статьи 152  Гражданского кодекса Российской Федерации могут быть и содержащиеся в оспариваемых высказываниях ответчиков оценочные суждения, мнения, убеждения, если они носят оскорбительный характер.

Согласно статье 10 Конвенции о защите прав и основных свобод человека от 04.11.1950 (далее — Конвенция) каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает, в том числе, свободу получать и распространять информацию и идеи без какого- либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах, в частности, защиты репутации или прав других лиц.

Свобода выражения мнения составляет одну из существенных основ демократического общества и одно из основных условий его развития.

Принимая во внимание положения пункта 2 статьи 10 Конвенции, она применима не только к «информации» или «идеям», которые воспринимаются положительно или рассматриваются как неоскорбительные или не имеющие значения, но и к тем, которые оскорбляют, шокируют или причиняют вред. Таковы требования плюрализма мнений, толерантности и свободы мысли, в отсутствие которых не было бы «демократического общества» (Постановление Европейского Суда по делу «Хендисайд против Соединенного Королевства» (Handyside v. United Kingdom) от 07.12.1976, § 49, Series A no. 24, Постановление Европейского Суда по делу «Джерсилд против Дании» (Jersild v. Denmark) от 23.09.1994, § 37, Series A no. 298).

Пресса исполняет важнейшую функцию в демократическом обществе. Хотя она не должна выходить за определенные рамки, в том числе в отношении репутации и прав иных лиц и необходимости предотвращения раскрытия конфиденциальной информации, тем не менее, ее обязанностью является распространение — способом, совместимым с ее обязанностями и ответственностью — информации и идей по всем вопросам всеобщего интереса (Постановление Европейского Суда от 24.02.1997 по делу «Де Хас и Гийселс против Бельгии» (De Haes and Gijsels v. Belgium), Reports of Judgments and Decisions 1997-I, pp. 233-234, § 37, и Постановление Большой Палаты по делу «Бладет Тромсе и Стенсос против Норвегии» (Bladet Tromso and Stensaas v. Norway), жалоба 21980/93, § 59, ECHR 1999-III).

Не только у прессы есть задача распространять подобную информацию и мнения: общество имеет право на получение указанных сведений. В противном случае пресса не могла бы исполнять свою крайне важную роль «публичного контролера» (Постановление Европейского Суда от 25.06.1992 по делу «Торгеир Торгеирсон против Исландии» (Thorgeir Thorgeirson v. Iceland), Series A, N 239, р. 27, § 63).

Журналистская свобода распространяется на возможное использование в определенной степени преувеличений или даже провокации (Постановление Европейского Суда от 26.04.1995 по делу «Прагер и Обершлик против Австрии» (Prager and Oberschlick v. Austria) (N 1), Series A, N 313, p. 19, § 38).

Оценочные собственные суждения автора публикации о чем-либо не подпадают под судебную защиту в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации. Поэтому опровержение может иметь место только в отношении распространенных сведений о конкретных событиях, фактах, которые были в действительности.

Поскольку инициатором настоящего спора выступает БУ ХМАО-Югры «Нижневартовска психоневрологическая больница», то по правилам статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и в силу разъяснений пункта 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» именно на него возлагается бремя доказывания не только как такового факта распространения сведения о нем ответчиками, но и того, что эти сведения представляют собой конкретные факты, события, которые возможно реально проверить (подтвердить или опровергнуть), и такие сведения не соответствуют действительности и порочат деловую репутацию общества.

Под «репутацией» понимается приобретаемая общественная оценка, общее мнение о качествах, достоинствах и недостатках кого-либо, чего-либо; под словом «порок» (являющимся основой образования слова «порочащий») понимается предосудительный недостаток, порочащее свойство (С.И. Ожегов и Н.Ю. Шведова, Толковый словарь русского языка 44-е издание, М. 2002 год).

В свою очередь, бремя доказывания достоверности распространяемых сведений лежит на ответчиках.

Факт распространения оспариваемых сведений подтвержден протоколом осмотра доказательств от 04.05.2020, составленным нотариусом нотариальной палаты Ханты- Мансийского автономного округа – Югры нотариального округа город Мегион Бобровской Верой Николаевной (приложение № 3 к исковому заявлению, поступившему через систему «Мой арбитр»).

Таким образом, факт распространения оспариваемых сведений доказан, ответчиками не опровергается.

Информация, оспариваемая по настоящему делу, содержит указания на недобросовестное и незаконное поведение истца.

Спор включает конфликт между правом на свободу выражения мнения и защитой деловой репутации.

Арбитражному суду необходимо провести тщательное различие между фактами и оценочными суждениями, мнениями (существование фактов может быть доказано, тогда как, истинность оценочных суждений не всегда поддается доказыванию, последние должны быть мотивированы, но доказательства их справедливости не требуются).

При этом важно установить, являются ли оценочные суждения оскорбительными, указывая прямо или косвенно, через фразы, направленные на яркое эмоциональное их восприятие, на противоправную деятельность истца.

В соответствии с абзацем 12 пункта 20 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2017), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.02.2017, информация, указывающая на противоправный характер поведения субъекта, носит оскорбительный характер, следовательно, даже при условии ее изложения как субъективного мнения автора, может быть основанием для заявления требования о защите деловой репутации.

Истец в обоснование своей позиции представил заключение специалиста Союза

«Нижневартовская торгово-промышленная палата» от 19.05.2020 № 149-01-00130 Корлыхановой О.П. (т.1 л.д. 32-44).

В соответствии с частью 1 статьи 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации экспертиза назначается судом в случаях, когда вопросы права нельзя разрешить без оценки фактов, для установления которых требуются специальные познания.

Для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд, по ходатайству истца (т.1 л.д. 80-81) назначил по делу судебную лингвистическую экспертизу. Ее проведение поручено Федеральному бюджетному учреждению Уральский региональный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации, эксперту Баженовой Марии Александровне.

Эксперт предупрежден об уголовной ответственности, предусмотренной статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации, за дачу заведомо ложного заключения (т. 1 л.д. 127-132).

На разрешение эксперта поставлены следующие вопросы:

  • Содержится ли  в   статье   негативная   информация   о   БУ   ХМАО-Югры

«Нижневартовская психоневрологическая больница», в том числе информация о совершении её сотрудниками преступлений?

  • В каких конкретно фрагментах содержится эта информация?
  • Если содержится, то соотносится ли данная негативная информация в тексте статьи с юридическим лицом (БУ «Нижневартовская психоневрологическая больница»)?
  • В случае установления негативной информации о БУ «Нижневартовская психоневрологическая больница», указать, в какой форме выражена: утверждения, мнения, убеждения автора, предположения, оценочного суждения?
  • В случае установления негативной информации (независимо от формы её изложения) о БУ «Нижневартовская психоневрологическая больница», указать, носит ли она оскорбительный, унизительный характер?

В результате судебной экспертизы эксперт Баженова М.А. пришла к выводам, что в представленных на исследование фрагментах статьи содержится следующая негативная информация:

  • о взломе квартиры и насильственном увозе и удержании человека в ПНД (фрагменты 1,2), выраженная в форме утверждения о факте;
  • о фабрикации диагноза и насильственной госпитализации (фрагмент 3), выраженная в форме предположения;
  • о насильственном удержании человека в ПНД (фрагмент 4(в): «Учитывая, что Елена – бывший главный бухгалтер того самого ПНД, где сейчас ее удерживают против воли»), выраженная в форме утверждения о факте;
  • об участии в описанной ситуации главного врача психоневрологического диспансера Ольги Желевик (фрагмент (4): «мощный дуэт, который при желании может справиться с любой невзгодой в виде людей, которые слишком много знают»), выраженная в форме намека.

Эксперт указал, что во фрагментах 1-3 прямо не говорится, что именно сотрудники Нижневартовской психоневрологической больницы участвовали в описываемых действиях. В тексте статьи официальное полное название БУ ХМАО-Югры «Нижневартовская психоневрологическая больница» не используется, учреждение, упоминаемое в статье, обозначается следующими номинациями «местный психоневрологический диспансер»,

«лечебница», «ПНД», «больница», «психоневрологический диспансер». В связи с этим, соотнести негативную изложенную в статье информация с юридическим лицом БУ ХМАО- Югры «Нижневартовская психоневрологическая больница» лингвистическими методами не представляется возможным.

Эксперт сообщил, что в представленных на исследование материалах отсутствуют высказывания со значением унизительной оценки лица. (т.1 л.д. 149-158).

Из смысла части 2 статьи 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в совокупности с рекомендациями, изложенными в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.2006 № 66 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе», следует, что проверка достоверности заключения эксперта слагается из нескольких аспектов: компетентен ли эксперт в решении вопросов, поставленных перед экспертным исследованием, не подлежит ли эксперт отводу по основаниям, указанным в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации, соблюдена ли процедура назначения и проведения экспертизы, соответствует ли заключение эксперта требованиям, предъявляемым законом.

Проанализировав заключение эксперта, арбитражный суд полагает, что заключение соответствует требованиям, предъявляемым законом к нему, в заключении даны ответы на поставленные вопросы, не допускающие, с учетом доказательств, имеющихся в материалах дела, противоречивых выводов или неоднозначного толкования, которое подлежит оценке наряду с иными документами и доказательствами.

Истец посчитал выводы, изложенные в экспертном заключении неполными, не точными, противоречащими, на основании чего, судом перед экспертом были поставлены дополнительные вопросы истца и ответчика, на которые эксперт представил развернутые ответы (т. 2 л.д. 97-100).

Оценив данное экспертное заключение, с учетом письменных пояснений эксперта, выполнявшего его, суд считает его соответствующим требованиям статей 82, 83, 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральному закону от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», отражающим все предусмотренные частью 2 статьи 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации сведения, основанным на материалах дела, и приходит к выводу, об отсутствии оснований не доверять выводам эксперта, поскольку они согласуются с обстоятельствами дела и иными доказательствами по делу, в этой связи данное экспертное заключение суд принимает в качестве надлежащего доказательства по делу, которое как указано ранее оценивается наряду с иными документами и доказательствами.

В соответствии со статьей 8 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.

Согласно статье 16 указанного Закона эксперт обязан провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела, дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам.

Исходя из   буквального   толкования   приведенных   норм   права,   в   совокупности с рекомендациями, изложенными в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 № 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе», следует, что проверка достоверности заключения эксперта слагается из нескольких аспектов: компетентен ли эксперт в решении вопросов, поставленных перед экспертным исследованием, не подлежит ли эксперт отводу по основаниям, указанным в АПК РФ, соблюдена ли процедура назначения и проведения экспертизы, соответствует ли заключение эксперта требованиям, предъявляемым законом.

Из материалов дела следует, что процедура назначения и проведения экспертизы соблюдена, эксперт предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, заключение экспертизы подписано экспертом, его проводившим, эксперт компетентен в решении вопросов, поставленных перед экспертным исследованием, эксперт обладал необходимым образованием и стажем работы в экспертной сфере и исследуемой области, необходимых для проведения подобных исследований, о чем свидетельствуют представленные документы, подтверждающие квалификацию данного эксперта, об его отводе истцом не заявлено. Обстоятельств, могущих свидетельствовать о недостоверности рассматриваемого экспертного заключения, в данном случае не установлено.

Так, заключение судебной экспертизы достаточно мотивировано, выводы эксперта ясны, обоснованы исследованными им обстоятельствами, содержат ссылки на представленные судом для производства экспертизы документы, нормативные документы, противоречия в выводах эксперта, с учетом дополнительных пояснений, отсутствуют, оснований сомневаться в обоснованности заключения не имеется.

Исходя из абзаца 1 статьи 7 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», статьи 14 Закона об оценочной деятельности, выбор способов и методов исследования входит в компетенцию эксперта.

Таким образом, представленные ответчиком возражения относительно экспертизы сводятся к его личному мнению, без соответствующих доказательств, отвечающих принципам относимости и допустимости, подтверждающих данные возражения.

Подробно ознакомившись с экспертным заключением и ответами на дополнительные вопросы, суд установил, что эксперт исследовал в целом текст спорной статьи, эксперт в своем заключении указывает, что в исследуемом тексте статьи им были установлены те или иные факты. В ответах на дополнительные вопросы экспертом также дана оценка как статье в целом, так и конкретным фрагментам с учетом их места и роли в текстах исследуемой статьи.

Арбитражный суд, изучив содержательно-смысловую направленность спорной информации, с учетом результатов судебной экспертизы и дополнительных ответов, пришел к выводу о том, что преимущественное количество спорных фрагментов текста с отрицательной оценкой деятельности и негативным смысловым характером отдельных слов и выражений выражены ответчиками в форме намека, предположения.

Как отмечалось выше оценочные суждения, мнения (предположения), убеждения, намек не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, выражают субъективное мнение и взгляды ответчика, и не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

При этом, представленное истцом в материалы дела заключение специалиста Корлыхановой О.П. (т.1 л.д. 32-44), не принята арбитражным судом во внимание, поскольку, конкуренции экспертных заключений в данном случае не возникает.

Пунктом 13 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 № 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе» разъяснено, что заключение эксперта, полученное по результатам проведения внесудебной экспертизы, не могут признаваться экспертными заключениями по рассматриваемому делу.

Такое заключение может   быть   признано судом иным   документом,   допускаемым в качестве доказательства в соответствии со статьей 89 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Таким образом, правом суда, а не его обязанностью, является признание внесудебного экспертного заключения   иным   документом,   допускаемым   в   качестве   доказательства, и только в том случае, если он содержит сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения спора.

В ходе судебного разбирательства установлена спорная информация, которая выражена в форме утверждений о взломе квартиры и насильственном увозе и удержании человека в ПНД (фрагменты 1,2) и о насильственном удержании человека в ПНД (фрагмент 4 (в): «Учитывая, что Елена – бывший главный бухгалтер того самого ПНД, где сейчас ее удерживают против воли».

Рассматривая выражения в форме утверждения, суд пришел к следующему.

По тексту оспариваемой статьи содержатся иллюстрации в виде фотографий, на которых изображена металлическая дверь, имеющая механические повреждения.

На вопрос суда представителю ООО «Редакция семь на семь» в судебном заседании, состоявшемся 14.05.2021, представитель пояснил, что если изображения содержатся по тексту статьи, значит, они относимы к реальным событиям, происходившим в период, описанный в статье.

Принимая во внимание полученный ответ, учитывая, что истцом данный факт не ставился под сомнение, суд полагает, что утверждение о факте взлома квартиры подтвержден.

При этом, во фрагментах оспариваемой статьи 1-3 не указаны субъекты обозначенных действий, в статье не говорится о том, что именно сотрудники БУ «Нижневартовская психоневрологическая больница» взломали дверь и насильно госпитализировали Елену. В данных фрагментах содержится указание на неопределенный субъект действий, следовательно, отнести утверждение о факте, как взлома, так и насильственном увозе и насильственном удержании человека в ПНД именно работниками истца нельзя.

Исследовав фактические обстоятельства настоящего дела, принимая во внимание круг ответчиков, оценив смысловую направленность содержания спорной статьи, суд пришел к выводу о том, что спорная статья не содержит сведений, способных умалить деловую репутацию юридического лица – БУ ХМАО-Югры «Нижневартовская психоневрологическая больница». Содержащиеся в статье спорные высказывания не могут быть охарактеризованы как действия порочащие истца.

Учитывая изложенное, исковые требования удовлетворению не подлежат.

На основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы по уплате государственной пошлины, на проведение судебной экспертизы, арбитражный суд относит на истца.

Руководствуясь статьями 9, 16, 64, 65, 71, 167, 168, 169, 170, 171, 176, 180, 181 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Ханты- Мансийского автономного округа – Югры

РЕШИЛ:

в удовлетворении исковых требований Бюджетного учреждения Ханты-Мансийского автономного округа – Югры «Нижневартовская психоневрологиеская больница» отказать.

Решение вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба.

Не вступившее в законную силу решение может быть обжаловано в Восьмой арбитражный апелляционный суд в течение месяца после его принятия. Апелляционная жалоба подается через Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры.

В соответствии с частью 5 статьи 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации настоящий судебный акт выполнен в форме электронного документа и подписан усиленной квалифицированной электронной подписью судьи.

Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры разъясняет, что в соответствии со статьей 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации решение, выполненное в форме электронного документа, направляется лицам, участвующим в деле, посредством его размещения на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» в режиме ограниченного доступа не позднее следующего дня после дня его принятия.

По ходатайству указанных лиц копии решения, вынесенного в виде отдельного судебного акта, на бумажном носителе могут быть направлены им в пятидневный срок со дня поступления соответствующего ходатайства в арбитражный суд заказным письмом с уведомлением о вручении или вручены им под расписку.

 

Судья                                                                                                          Н.Ю. Яшукова