Апелляционное определение Московского городского суда (Досье дела № 2047)

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ       ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

08 ноября 2019 г.                                                                       г. Москва

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Гербекова Б.И.,

судей Лебедевой И.Е., Князева А.А.,

при секретаре  Гаар Ю.Е.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Гербекова Б.И.  дело по апелляционной жалобе представителя Клюшина В.Д. по доверенности Макарова Д.В. на решение Савеловского районного суда г. Москвы от 03 июня 2019 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Клюшина В.Д. к Рубину М.А., Баданину Р.С. о признании сведений недостоверными, обязании удалить информацию из сети Интернет, опубликовании опровержения, взыскании компенсации морального вреда, — отказать,

 

УСТАНОВИЛА:

 

Истец Клюшин В.Д., ссылаясь на положения ст. 152 ГК РФ, обратился в суд с иском к Рубину М.А., Баданину Р.С. о признании сведений недостоверными, обязании удалить информацию из сети Интернет, опубликовании опровержения, взыскании компенсации морального вреда.

Исковые требования мотивированы тем, что 28.11.2018г. на сайте сетевого издания … ответчиками была опубликована статья «…» (…); данная статья, а именно: …, как полагает истец, содержит информацию, не соответствующую действительности, порочащую его честь и достоинство, а именно в следующем содержании:

— «…»;

— «…»;

— «…».

Истец полагает, что в приведенной статье содержится недостоверная информация, которая может серьезно повлиять на отношение к нему окружающих людей, в том числе, и на работу. Истец является публичным человеком, руководит …, не имеет никакого отношения к телеграмм-каналу «…», распространенная информация является для него оскорбительной, подрывает его профессиональную деятельность, в связи с этим истец испытывает нравственные страдания.

Истец просил суд признать не соответствующими действительности вышеприведенные выдержки из статьи, обязать ответчиков удалить из сети Интернет оспариваемую статью с приведенными высказываниями, опубликовать опровержение высказываний, взыскать с ответчиков в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

Истец Клюшин В.Д. в судебное заседание не явился, его представители на основании доверенности Лыкова О.П. и Вершило К.В. в судебном заседании исковые требования поддержали в полном объеме.

Ответчики Баданин Р.С. и Рубин М.А. в судебное заседание не явились, представитель ответчиков Арапова Г.Ю. в судебном заседании исковые требования не признала по доводам, изложенным в возражениях на иск, указав, что первая оспариваемая истцом фраза не может быть опровергнута, поскольку не сообщает о каких-либо противоправных или безнравственных действиях истца; вторая оспариваемая истцом фраза не может быть опровергнута, поскольку не относится к истцу, то есть не сообщает о каких-либо действиях В. Клюшина непосредственно; третья фраза также не может подлежать оспариванию, поскольку представляет собой лишь предположения, мнения отдельных лиц о факте и степени причастности истца к контролю над телеграмм-каналом «…» и возможности размещения там отдельных материалов.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просит представитель Клюшина В.Д. по доверенности Макаров Д.В., по доводам, изложенным в апелляционной жалобе, указывая на то, что решение является незаконным и необоснованным, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, судом допущено нарушение норм материального права.

В заседание судебной коллегии стороны не явились, извещены надлежащим образом. Руководствуясь ст. 167 ГПК РФ, судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения представителей Клюшина В.Д. по доверенности Лыковой О.П. и Вершило К.В., поддержавших доводы жалобы, а также представителя ответчика Рубина М.А. по доверенности Зубань Е.В., возражавшей против ее удовлетворения, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений на апелляционную жалобу, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене.

В соответствии с ч. 1 ст. 195 ГПК РФ решение должно быть законным и обоснованным.

В соответствии с п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ).

Указанным требованиям закона решение суда первой инстанции не соответствует.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом. Сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина и распространенные в средствах массовой информации, должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации.

В силу п. 4 ст. 152 ГК РФ в случаях, когда сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, стали широко известны и в связи с этим опровержение невозможно довести до всеобщего сведения, гражданин вправе требовать удаления соответствующей информации, а также пресечения или запрещения дальнейшего распространения указанных сведений путем изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации изготовленных в целях введения в гражданский оборот экземпляров материальных носителей, содержащих указанные сведения, если без уничтожения таких экземпляров материальных носителей удаление соответствующей информации невозможно.

Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, оказались после их распространения доступными в сети «Интернет», гражданин вправе требовать удаления соответствующей информации, а также опровержения указанных сведений способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей сети «Интернет» (п. 5 ст. 152 ГК РФ).

В соответствии с п. 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 ГК РФ значение для дела, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен.

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме, хотя бы одному лицу.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина или юридического лица.

Как указывается в п. 9 названного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, в соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека, при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащимися в пункте 9 Постановления от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», в силу пункта 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

В силу предписания части 3 статьи 17, статьи 29 Конституции Российской Федерации устанавливается возможность выражения каждым своего мнения и убеждения любым законным способом, не нарушающим права и свободы других лиц. Это обязывает суд как орган правосудия при разрешении возникающих споров обеспечивать баланс конституционно защищаемых прав человека на свободное выражение взглядов и прав на защиту всеми своей чести, достоинства и деловой репутации.

Согласно пункту 1 статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Как неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека, свобода выражения мнения, как она определяется в пункте 1 статьи 10 Конвенции, представляет собой одну из несущих основ демократического общества, основополагающее условие его прогресса и самореализации каждого его члена.

Судом установлено, что 28.11.2018г. на сайте сетевого издания «…» была опубликована статья «…» (…).

Ответчики не оспаривали свою причастность к публикации данной статьи.

В указанной статье, а именно в … содержалась следующая информация:

«….».

Суд первой инстанции, проанализировав оспариваемые сведения в данной статье, пришел к выводу, что информацию, указанную в первой фразе «…», нельзя признать не соответствующей действительности и подлежащей опровержению, поскольку она не сообщает о каких-либо противоправных или безнравственных действиях истца, указанные сведения носят общий характер и по сути сообщают о наличии у Клюшина возможности опубликования в указанном телеграмм-канале информации.

Суд также не нашел оснований признать не соответствующей действительности и подлежащей опровержению информацию, указанную во второй фразе: «…». При этом суд исходил из того, что данная информация не относится к истцу, то есть не сообщает о каких-либо действиях В. Клюшина непосредственно.

Отказывая в признании не соответствующей действительности и порочащей честь истца информации, указанной в третьей оспариваемой истцом фразе «…», суд указал в решении, что данная фраза представляет собой лишь предположения, мнения отдельных лиц о факте и степени причастности истца к контролю над телеграмм-каналом «…» и возможности размещения там отдельных материалов, в связи с чем предметом защиты в порядке, установленном ст. 152 ГК РФ, быть не может.

В связи с изложенным суд пришел к выводу о том, что ни одно из высказываний, оспариваемых истцом, нельзя отнести к порочащим истца сведениям, в связи с чем эти сведения не могут быть проверены на предмет их соответствия действительности. Суд также указал в решении, что вопреки доводам иска, представленные истцом в материалы дела доказательства, в том числе заключение …, не подтверждают, что оспариваемая им информация в указанной статье выражена в форме утверждения о факте и является порочащей его честь и достоинство.

С учетом приведенного суд считает, что ответчиками не было произведено распространения недостоверных сведений, порочащих честь и достоинство истца, в связи с чем заявленные истцом требования удовлетворению не подлежат в полном объеме.

Судебная коллегия с приведенными выводами суда первой инстанции согласиться не может.

В соответствии со ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», основанием иска являются фактические обстоятельства, указанные истцом в обоснование своих требований.

Разрешая спор и оценивая доводы истца, суд первой инстанции принял во внимание не все фактические обстоятельства, на которые ссылался истец в своем первоначальном и уточненном иске. В частности, суд не учел, что основанием заявленных Клюшиным В.Д. требований также являлось указание на то, что его порочит распространенная в оспариваемой статье информация о том, что истец, …, впоследствии распространил в сети интернет конфиденциальную информацию.

Судебная коллегия находит, что содержание оспариваемой статьи в данной части является утверждением о факте. При этом распространение лицом доверенной ему конфиденциальной информации порочит честь и деловую репутацию такого лица, поскольку характеризует его как ненадежного партнера в деловых отношениях, не заслуживающего доверия.

С учетом этого в оспариваемой статье содержится утверждение о фактах, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию истца.

Вывод суда первой инстанции об обратном в части отклонения требований об опровержении информации, связанной с темой совещания …, в фразе «…» обусловлен тем, что суд, разрешая спор, анализировал отдельные содержащиеся в статье фразы, вырванные из ее контекста, без учета и анализа общего содержания всей статьи.

Такой подход к разрешению спора в настоящем случае, учитывая содержание статьи и характер имеющейся в ней информации, является неверным.

В пункте 7 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016) обращается внимание судов на необходимость при разрешении подобных споров анализировать содержание всей статьи в целом. В частности, Верховным Судом РФ указывается, что лицо, распространившее те или иные сведения, освобождается от ответственности, если докажет, что такие сведения в целом соответствуют действительности. При этом не требуется доказывать соответствие действительности каждого отдельно взятого слова или фразы в оспариваемом высказывании. Ответчик обязан доказать соответствие действительности оспариваемых высказываний с учетом буквального значения слов в тексте сообщения. Установление того, какие утверждения являются ключевыми, осуществляется судом при оценке сведений в целом.

Аналогичные разъяснения содержатся в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2013 года (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 05.02.2014), где указано, что в соответствии с позицией Европейского Суда статья 10 Конвенции защищает право журналистов обнародовать информацию по вопросам, представляющим общественный интерес, при условии, что они действуют добросовестно и основываются на точных фактических данных, а также представляют «надежную и точную» информацию в соответствии с журналистской этикой. При этом требуются особые основания для того чтобы средства массовой информации могли быть освобождены от своей обычной обязанности проверять фактические утверждения, которые могут являться клеветой по отношению к частным лицам. Необходимо также показать существование объективной связи между оспариваемым утверждением и лицом, подавшим иск о защите чести. Применительно к разрешению конкретного спора, Европейский Суд обратил внимание, что содержание оспаривавшейся истцом П. статьи в целом поводу незаконного присвоения им собранных денежных средств было направлено против истца, отметив при этом, что «оспариваемое утверждение в контексте всей остальной статьи, в особенности вместе с ее заголовком и такими утверждениями, как «аппарат ГФИ буквально досаждал им предложениями стать спонсорами», могло бы создать у рядового читателя впечатление о том, что сборщиком средств, упомянутым в оспариваемом заявлении, был именно П. И действительно, именно к такому толкованию пришел ряд местных газет…» (п. 7).

В связи с этим судебная коллегия считает необходимым оценивать заявленные истцом требования о признании порочащими и не соответствующими действительности сведения, изложенные в статье, как в оспариваемых частях, так и в совокупности с содержанием статьи в целом.

В связи с изложенным, по указанным выше причинам судебная коллегия находит подлежащими удовлетворения требования истца в части опровержения фразы «…».

Оценивая в совокупности с содержанием всей статьи в целом требования истца о признании не соответствующей действительности и порочащей его честь, достоинство и деловую репутацию сведений, содержащихся в фразе «…», судебная коллегия учитывает, что в той же статье и в исковом заявлении Клюшина В.Д. указывалось, что он является участником компании …, оказывающей информационные услуги, имеющей несколько заключенных государственных контрактов. Данные обстоятельства никем из участников процесса не оспаривались.

Судебная коллегия соглашается с доводами истца, согласно которым информация о том, что произведенные компанией … продукты распространялись на рынке услуг не конкурентным путем, а посредством поддержки со стороны государственных органов, также порочит истца как бизнесмена и участника данной Компании, поскольку может свидетельствовать о его недобросовестном поведении в бизнесе, нарушении деловой этики. Общее содержание статьи связывает оказание поддержки со стороны государственных органов компании … именно с личностью истца.

При таком положении в оспариваемой части статьи также содержатся утверждения о фактах, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию истца. Поскольку ответчиками не доказано соответствие действительности распространенных ими сведений в указанной части, вывод суда об отсутствии оснований для удовлетворения иска в данной части является ошибочным.

Как указано выше, в обоснование отказа в признании не соответствующими действительности и порочащими истца сведений, содержащихся во фразе «…», суд указал, что данная фраза представляет собой лишь предположения, мнения отдельных лиц о факте и степени причастности истца к контролю над телеграмм-каналом «…» и возможности размещения там отдельных материалов.

Между тем, такой вывод суда первой инстанции также постановлен без учета содержания всей статьи в целом.

Анализируя данную фразу в сопоставлении со всем содержанием опубликованной ответчиками статьи в целом, судебная коллегия приходит к выводу о том, что в ней содержатся именно утверждения о факте, согласно которому Клюшин либо является держателем «…», либо может размещать там материалы за деньги. При этом судебная коллегия находит, что приведенная фраза в контексте всей статьи является лишь еще одним подтверждением ранее высказанного в статье утверждения о связи истца с телеграмм-каналом «…».

При этом заслуживают внимания доводы истца о порочащем характере данных утверждений, поскольку, как указывает истец, данные утверждения характеризуют его как ненадежного делового партнера, как человека, не умеющего хранить конфиденциальную информацию, что наносит ущерб его деловой репутации как благонадежного и добросовестного предпринимателя.

Соглашаясь с приведенной позицией истца, судебная коллегия исходит из того, что одни и те же сведения могут порочить человека в глазах одной части общества и не являться порочащими с точки зрения других людей. При этом определяющим для суда на предмет оснований для защиты чести и достоинства человека должно служить наличие достаточных причин признать, что оспариваемые сведения являются порочащими истца с точки зрения лиц, чья оценка для истца является важной.

Судебная коллегия принимает во внимание, что к аналогичным выводам о содержащихся в распространенной ответчиками статье утверждений о фактах и о порочащем истца характере этих сведений пришел специалист … … (л.д. 57-91). Признавая изложенные в данном заключении выводы несостоятельными, суд первой инстанции в нарушение требований ст. 198 ГПК РФ не указал, по каким основаниям он приходит к такому выводу.

В связи с изложенным судебная коллегия приходит к выводу о наличии оснований для признания не соответствующими действительности и порочащими честь и достоинство истца всех оспариваемых истцом сведений, возложении на ответчиков обязанности удалить данную информацию из сети интернет и опубликовать соответствующее опровержение на сайте … .

В силу п. 9 ст. 152 ГК РФ гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений.

Разрешая требования истца в части взыскания с ответчиков компенсации морального вреда, судебная коллегия приходит к выводу о взыскании с ответчиков, совместными действиями причинивших истцу моральный вред распространением порочащих сведений, компенсации морального вреда в сумме 50 000 рублей в солидарном порядке. Данный размер компенсации морального вреда судебная коллегия считает справедливым и соответствующим степени причиненных истцу нравственных и физических страданий.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

Решение Савеловского районного суда г. Москвы от 03 июня 2019 года отменить.

Вынести по делу новое решение, которым исковые требования Клюшина В.Д. удовлетворить частично.

Признать недостоверными сведения, распространенные на сайте …, a именно следующие высказывания:

«…»,

«…»,

«…».

Обязать Рубина М.А. и Баданина Р.С. удалить информацию из сети «Интернет» — статью «…» по адресу …, a именно следующие высказывания:

«…»,

«…»,

«…».

Обязать Рубина М.А. и Баданина Р.С. опубликовать на сайте … опровержение следующих высказываний:

«…»,

«…»,

«…»,

следующего содержания — «Все  данные,  указанные  в  статье  «…», касающиеся Клюшина В.Д., являются вымыслом авторов и не основаны на фактах».

Взыскать с Рубина М.А. и Баданина Р.С. солидарно в пользу Клюшина В.Д. компенсацию морального вреда в сумме 50 000 рублей.