Решение Невского районного суда г. Санкт — Петербурга (досье №1410)

Дело № 2-2983/10 5октября 2010 года

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

Невский районный суд г. Санкт-Петербурга в составе:

Председательствующего судьи Дворовенко В. Н.

При секретаре Орловой К. Е.,

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Мачневой М. М. о признании незаконным решения Управления федеральной службы приставов РФ по Санкт-Петербургу от 9 ноября 2009 года об отказе в ознакомлении с материалами проверок по обращениям заявителя от 13 марта 2009 года. 13 мая 2009 года и от 21 июля 2009 года, обязании УФССП РФ по Санкт-Петербургу устранить допущенные нарушения закона в трехдневный срок с момента вступления решения суда в законную силу, возмещении судебных издержек.

УСТАНОВИЛ:

Заявитель, с учетом последующего уточнения своих требований, обратился в суд с заявлением об оспаривании решения Управления федеральной службы приставов РФ по Санкт-Петербургу от 9 ноября 2009 года об отказе в ознакомлении с материалами проверок по обращениям заявителя от 13 марта 2009 года. 13 мая 2009 года и от 21 июля 2009 года, обязании УФССП РФ по Санкт-Петербургу устранить допущенные нарушения закона в трехдневный срок с момента вступления решения суда в законную силу, возмещении судебных издержек, указав, что 26 августа 2008 года заявитель обратилась в УФССП РФ по Санкт-Петербургу с просьбой провести проверку в отношении судебных приставов по ОУПДС Невского отдела УФССП РФ по Санкт-Петербургу Заиконникова А. О., Богданова А. С, Куклина В. В. Обращение зарегистрировано за вх. № 1712/07-2-0 от 28 августа 2008 года. Обращение рассмотрено заместителем начальника отдела организации ОУПДС Бацылевой Н. Л., которая в своем ответе от 29 сентября 2008 года №1712/07-2-0 сообщила, что по указанным заявителем сведениям проведена проверка, в ходе которой установлено, что 14 августа 2008 года в здании Невского районного суда г. Санкт –Петербурга Зубкова Д. С. Судебные приставы Заиконников А. О., Богданов А. С, Куклин В. В. Составили в отношении заявителя протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 17.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в связи с неисполнением заявителем законного распоряжения судьи о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила. Так же заявителю было сообщено, что в результате проверки судебный пристав по ОУПДС Куклин В. В, отстранен от занимаемой должности, а с судебными приставами по ОУПДС Заиконниковым А. О., Богдановым А. С. Проведена разъяснительная работа, указано на недопущение ими впредь подобных инцидентов. Впоследствии заявитель неоднократно (обращения от 13 марта 2009 года, 13 мая 2009 года) обращалась к руководителю Федеральной службы приставов РФ по Санкт-Петербургу Парфенчикову А. О. с просьбой предоставить подробные материалы проверки по указанному выше инциденту для ознакомления. Ответов по существу всех поставленных в обращениях вопросов заявитель не получила. В связи с чем 16 октября2009 года она обратилась к руководителю УФССП РФ по г. Санкт-Петербургу с просьбой ознакомит ее с материалами проверок по всем ее обращениям в адрес руководителя ФССП РФ Парфенчикова А. О. Обращения заявителя зарегистрированы под № 1712/07-10-0 от 20 октября 2009 года рассмотрены начальником отдела организации исполнительного производства УФССП РФ по Санкт-Петербургу О. Л. Караченцевым, который в ответах от 9 ноября 2009 года №1712/07-9-0 сообщил, что в соответствии с.п. 3.3 «Положения о порядке организации и проведения служебных проверок в Федеральной службе судебных приставов», утвержденного приказом ФССП России от 13.06.2007 №282, члены комиссии, проводящие служебные проверки, обязаны обеспечить сохранность и конфиденциальность материалов служебной проверки, а так же не разглашать сведения о ее результатах. Таким образом предоставить сведения и материалы служебной проверки не представляется возможным. Заявитель полагает, что подобное решение УФССП РФ по г. Санкт- Петербургу, в котором ей отказано в отведена поставленные вопросы, является незаконным и нарушает ее право на свободный доступ к информации. Необходимый для осуществления ее прав и законных интересов. Запрошенная заявителем информация не относится к информации ограниченного доступа и непосредственно касается ее прав и свобод. Заявитель указала. Что в Российской Федерации не существует федеральных законов, которые бы ограничивали право на доступ к информации, запрошенной ею. Между тем, как следует из ч. 3 ст. 55 Конституции РФ. Ст.3 ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» право на доступ к информации ограничено только федеральными законами. В действующих федеральных законах отсутствуют нормы, ограничивающие доступ к запрошенной заявителем информации. В частности, такая норма отсутствует в ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (ст. 59 закона), на основании которого был утверждён Приказ ФССП РФ от 9.11.2009 №282. Таким образом, отказ Управления федеральной службы судебных приставов по г. Санкт- Петербургу предоставить заявителю запрошенную информацию, непосредственно касающуюся ее прав и законных интересов, является незаконным и нарушает ее конституционное право на свободный поиск и получение информации. С учетом изложенного. Отказ в предоставлении информации по запросу заявителя является необоснованным, а нарушенное право заявителя нуждается в судебной защите 1 л. Д. 3-5. 54-57. 200-203.

В судебном заседании представитель заявителя Захаревич И. А. доводы заявления поддержала в полном объеме и указала, что Мачнева М. М. ранее многократно обращалась с заявлениями на имя руководителя УФССП РФ по Санкт- Петербургу и на имя руководителя ФССП РФ , в которых указывала на противоправность действий судебных приставов по ОУПДС Невского отдела УФССП РФ по Санкт- Петербургу. В частности, в обращении от 26.08.08 года указала на необоснованность возбуждения в отношении нее дела об административном, правонарушении. Впоследствии прекращенного постановлением мирового судьи. В ответе от 29.09.2008 года ей указали на проведенную проверку и принятые меры. Позднее 13.03.09 года она обратилась с другим заявлением на имя руководителя ФССП РФ (л.д. 168-169), ответ на подобное обращение она не получала. 13.05.09 она вновь обратилась к руководителю ФССП РФ с заявлением, в котором описывала, помимо прочего, и противоправность действий конкретных судебных приставов по ОУПДС, руководства Невского отдела УФССП РФ по Санкт- Петербургу (л.д. 103-105), просила взять под контроль проверки по ее обращениям, указывала на неполноту проведенных проверок. В ответе от 26.06.09 года (л.д. 59-60) УФССП РФ по Санкт- Петербургу ей было указано. Что ранее направленные в ее адрес ответы являлись полными, а иных доводов, требующих дополнительной проверки, заявитель не представила. В своем обращении от 21.07.09 года на имя руководителя ФССП РФ Мачнева М. М. просила отправить в ее адрес копию ответа УФССП РФ по Санкт- Петербургу в адрес ФСПП РФ оп результатам рассмотрения ее обращения, ознакомить ее с материалами проверок, проводившимися по ее обращениям в УФССП РФ по Санкт – Петербургу, обязать УФССП РФ по Санкт – Петербургу направить заявителю ответ по существу ее первичного обращения в ФССП РФ, привлечь должностных лиц ФССП РФ к дисциплинарной ответственности (л.д. 136-137). Из ответа УФССП РФ по Санкт- Петербургу от 18.08.09 года на указанное ее обращение следует, что ранее отправленные в ее адрес ответы являлись полными, а иных доводов, требующих дополнительной проверки заявитель не представила (л.д. 131). Затем Мачнева М. М. 16.10.09года обратилась УФССП РФ по Санкт- Петербургу с заявлением об ознакомлении ее со всеми материалами проверок, проводившихся УФССП РФ по Санкт- Петербургу по ее обращениям с 2008 года (л.д. 128). Из ответа УФССП РФ по Санкт- Петербургу от 9.11.09 года следует, что предоставить ей для ознакомления сведения и материалы проверки не представляется возможным в порядке п. 3.3 «Положения о порядке организации и проведения служебных проверок в Федеральной службе судебных приставов», утвержденного приказом ФССП РФ от 13.06.2007 года № 282, согласно которому члены комиссии, проводящие служебную проверку, обязаны обеспечить сохранность и конфиденциальность материалов служебной проверки, а так же не разглашать сведения о ее результатах (л. Д. 127). Поскольку иного способа восстановления нарушенного права не имеется Мачнева М. М. была вынуждена обратиться за судебной защитой подобного нарушенного права на ознакомление с материалами проверок, проводившихся оп ее же обращениям, которые какой-либо конфиденциальной информации не содержат. Срок, в течении которого УФССП РФ по Санкт- Петербургу надлежит обязать предоставить для ознакомления указанные материалы проверок – трое суток – является разумным. Государственная пошлина в размере 100 рублей подлежит взысканию в пользу заявителя с Российской Федерации в лице УФССП РФ по Санкт- Петербургу.

Представитель заинтересованного лица УФССП РФ по Санкт- Петербургу Руленок Т. Н. доводы заявителя Мачневой М. М. полагала несостоятельными, поскольку все ее обращения УФССП РФ по Санкт- Петербургу были рассмотрены, ответы заявителю направлялись, сами ответы Мачнева М. М, в судебном порядке не оспорила. Все на что Мачнева М. М. обращает внимание, это несогласие с результатами проведенной проверки по результатам рассмотрения дел об административных правонарушениях. Материалы проверок оп обращениям Мачневой М. М. содержат персональные данные должностных лиц УФССП РФ по Санкт- Петербургу, которые делали объяснения в рамках проводившейся проверки, указанные сведения конфиденциальны. Разглашению не подлежат.

Аналогичные доводы изложены заинтересованным лицом и в отзыве на заявление (л.д. 47-49).

Заслушав доводы представителя заявителя и представителя заинтересованного лица, исследовав материалы дела, проанализировав и оценив собранные по делу доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, учитывая относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а так же достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, суд приходит к следующему.

Дело № 5-190/2008 об административном правонарушении. Предусмотренным ст. 17.3 ч. 1 Кодекса РФ об административных правонарушениях в отношении Мачневой М. М. по факту отказа 14.08.08 года выполнить законное распоряжение мирового судьи судебного участка № 130 Санкт- Петербурга от 15.09.08 года прекращено за отсутствием события указанного административного проступка (л.д. 65-66).

Дело № 5-191/2008 об административном правонарушении, предусмотренным ст. 17.3 ч. 1 Кодекса РФ об административных правонарушениях в отношении Мачневой М. М, по факту отказа 15.08.08 года выполнить законное распоряжение судебного пристава- исполнителя покинуть помещение судебного участка № 145 Санкт- Петербурга постановлением мирового судьи судебного участка №130 Санкт- Петербурга от 28.08.08 года прекращено за отсутствием состава указанного административного проступка (л.д. 69-70).

В обращении в УФССП РФ по Санкт- Петербургу от 26.08.08 года Мачнева М. М, указывала на необоснованность возбуждения в отношении нее дел об административных правонарушениях, впоследствии прекращенных постановлением мирового судьи (л.д. 184-187).

В ответе от 29.09.08 года ей указали на проведенную проверку и принятые меры (л.д. 181-182).

13.03.09 года Мачнева М. М. обратилась в суд с другим заявлением на имя руководителя ФССП РФ (л.д. 168-169), в ответ на которое ей 28.04.09 года были разъяснены нормы действующего законодательства (л.д. 163-166).

13.05.09 года Мачнева М. М. вновь обратилась к руководителю ФССП РФ по Санкт- Петербургу с заявлением. В котором описывала, помимо прочего, и противоправность действий конкретных судебных приставов по ОУПДС, руководства Невского отдела УФССП РФ по Санкт- Петербургу (л.д. 103-105). Просила взять под контроль проверки по ее обращениям, указывала на неполноту проведенных проверок.

В ответе от 26.06.09 года (л.д. 59-60) УФССП РФ по Санкт- Петербургу Мачневой М. М. было указано, что ранее направленные в ее адрес копии ответа являлись полными. А иных доводов, требующих дополнительной проверки, заявитель не предоставила.

В своем обращении от 21.07.09года на имя руководителя ФССП РФ Мачнева М. М. просила направить в ее адрес копию ответа УФССП РФ по Санкт- Петербургу и адрес ФССП РФ по результатам рассмотрения ее обращения, ознакомить ее с материалами проверок, проводившихся по ее обращениям УФССП РФ по Санкт- Петербургу, направить заявителю ответ по существу ее первичного обращения в ФССП РФ, привлечь должностных лиц ФССП РФ к дисциплинарной ответственности (л.д. 136-137).

Из ответа УФССП РФ по Санкт- Петербургу от 18.08.09 года на указанное ее обращение следует. Что ранее невправленные в адрес Мачневой М. М. ответы являлись полными. А иных доводов, требующих дополнительной проверки, заявитель не представила (л.д. 131).

Затем Мачнева М. М. 16.10.09 года обратилась в УФССП РФ по Санкт- Петербургу с заявлением об ознакомлении ее ос всеми материалами проверок, проводившихся УФССП РФ по Санкт- Петербургу по ее обращениям с 2008 года (л.д. 128).

Из ответа УФССП РФ по Санкт- Петербургу от 9.11.09 года следует, что ранее направленные в адрес Мачневой М. М. для ознакомления сведения и материалы служебных проверок не представляется возможным в порядке п. 3.3 «Положения о порядке организации и проведения служебных проверок в Федеральной службе судебных приставов», утвержденного приказом ФССП РФ от 13.06.2007 № 282, согласно которому члены комиссии, проводящие служебные проверки обязаны обеспечить сохранность и конфиденциальность материалов служебной проверки, а так жене разглашать сведения о ее результатах (л.д. 127).

При рассмотрении дела по существу судом как заявителя, так и заинтересованному лицу, предлагалось представить дополнительные доказательства на обоснование доводов заявления и возражений на них.

Заявитель и заинтересованное лицо более суду доказательств не представили.

Суд, руководствуясь положениями ст. ст. 12 и 56 ГПК РФ, осуществляя правосудие на основе состязательности и равноправия сторон, рассмотрел гражданское дело по существу заявления, исходя из представленных сторонами и имеющимися в материалах дела доказательств.

Согласно ст. 24 п. 2 Конституции РФ органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

По смыслу ст. 24 п. 4 Конституции РФ каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений. Составляющих государственную тайну, определяется законом.

На основании ст. 55 п. 3 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственность, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Исходя из толкования Постановления Конституционного суда от 18 февраля 2000 года № 3-11 «По делу о проверке конституционности пункта 2 ст. 5 ФЗ «О прокуратуре РФ» в связи с жалобой гражданина Кехмана Б. А.» не допускается ограничение прав и свобод в сфере получения информации, в частности права свободно, любым законным способом искать и получать информацию, а так же права знакомиться с собираемыми органами государственной власти и их должностными лицами сведениями, документами и материалами, непосредственно затрагивающими права и свободы гражданина, если иное не предусмотрено федеральным законом в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Исходя из этого, на органы прокуратуры, как и на все другие органы государственной власти, распространяется требование Конституции РФ о соблюдении прав и свобод человека и гражданина, в частности в сфере получения информации. Конституция РФ предусматривает разные уровни гарантий и разную степень возможных ограничений права на информацию. Исходя из потребностей защиты частных и публичных интересов. Однако согласно ст. 55 (часть 3) Конституции РФ данное право может быть ограничено исключительно федеральным законом. Причем законодатель обязан гарантировать соразмерность такого ограничения конституционно признаваемым целям его введения. Из этого требования вытекает,, что в тех случаях, когда конституционные нормы позволяют законодателю установить ограничения закрепляемых ими прав, он не может использовать способы регулирования, которые посягали бы на само существо того или иного права, ставили бы его реализацию в зависимость от решения правоприменителя, допуская тем самым произвол органов власти и должностных лиц, и, наконец, исключали бы его судебную защиту. Иное противоречило бы и ст. 45 Конституции РФ, согласно которой государственная защита прав и свобод гарантируется и каждый вправе защищать их всеми способами, не запрещенными законом. Приведённые правовые позиции в полной мере применимы к определению допустимых ограничений прав, закреплённых ст. 23, 24 и 29 Конституции РФ, нормы которых обосновывают и обеспечивают в том числе возможность для граждан требовать предоставления ему собираемых органами государственной власти и должностными лицами сведений. Непосредственно затрагивающих его права и свободы, и тем более касающихся его частной жизни, чести и достоинства. Основания для таких ограничений могут устанавливаться законом только в качестве исключения из общего дозволения (ст. 24 часть 2, Конституции РФ) и должны быть связанны именно с содержанием информации, иначе они не были бы адекватны конституционно признаваемым целям. Этот вывод дополнительно подтверждается тем, что согласно ст. 56 (часть 3) Конституции РФ поводом к ограничению прав, закрепленных в ст. 23 (часть 1) и 24, не может служить и введение чрезвычайного положения. Таким образом, Конституция РФ не предполагает, что право каждого получать информацию, непосредственно затрагивающую его права и свободы как и корреспондирующая этому праву обязанность органов госвласти и их должностных лиц предоставлять гражданину соответствующие сведения, могут быть полностью исключены, напротив, при всех условиях должны соблюдаться установленные пределы ограничения данного права, обусловленные содержанием информации.

В соответствии с требованиями ст. 3 ФЗ «Об информации. Информационных технологиях и о защите информации» среди принципов регулирования в сфере информации, информационных технологий и защиты информации предусматривает, помимо прочего, установление ограничений доступа к информации только федеральными законами, открытость информации о деятельности госорганов и органов местного самоуправления и свободный доступ к такой информации, кроме случаев, установленных федеральными законами.

Положениями ст. 8 этого же ФЗ установлено, что граждане (физические лица) и организации (юридические лица) вправе осуществлять поиск и получение любой информации в любых формах и из любых источников при условии соблюдения требований, установленных данным ФЗ и другими федеральными законами. Гражданин имеет право на получение от госорганов, органов местного самоуправления, их должностных лиц в порядке, установленном законодательством РФ, информации, непосредственно затрагивающей его права и свободы.

Проанализировав и оценив в совокупности собранные по делу доказательства, суд полагает установленным, что 13 марта 2009 года. 13 мая 2009 года и 21 июля 2009 года Мачнева М. М. обращалась в ФССП РФ с заявлениями, в которых утверждала о допущенных должностными лицами службы нарушениях норм действующего законодательства, незаконности возбуждения в отношении нее дел об административных правонарушениях, которые впоследствии были прекращены по реабилитирующим Мачневу М. М. основаниям.

Полагая, что проверки по ее обращениям проведены не в полном объеме, а результаты подобных проверок по ее обращениям являются необъективными Мачнева М. М, 16.10.09 года обратилась в УФССП РФ по Санкт- Петербургу с заявлением об ознакомлении ее со всеми материалами проверок, проводившихся УФССП РФ по Санкт- Петербургу по ее обращениям с 2008 года (л.д. 128) в чем ей 09.11.09 года было отказано (л.д. 127) лишь на том основании, что в порядке п. 3.3 «Положения о порядке организации и проведения служебных проверок в Федеральной службе судебных приставов», утвержденного приказом ФССП России от 13.06.07 № 282. Члены комиссии, проводящие служебные проверки, обязаны обеспечить сохранность и конфиденциальность материалов служебной проверки, а также не разглашать сведения о ее результатах.

По смыслу ст. 249 ч. 1 ГПК РФ обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия нормативного правового акта, его законности, а так же законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих возлагаются на орган, принявший нормативный правовой акт, органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые действия (бездействие).

Распределяя бремя доказывания по настоящему гражданскому делу, суд предложил именно стороне заинтересованного лица представить суд доказательства законности подобного отказа заявителю в ознакомлении его с материалами проверок по его же заявлениям.

Совокупности достаточных и убедительных доказательств, с убедительностью достоверно свидетельствующих о законодательно установленном ограничении права заявителя на подобное ознакомление и о законности отказа Мачневой М. М. в представлении ей для ознакомления материалов проверок по ее заявлениям, заинтересованное лицо суду не предоставило.

Из представленных по судебному запросу заинтересованным лицом материалов проверок по обращениям Мачневой М. М., в том числе и в части возбуждения в отношении нее дел об административных правонарушениях (л.д. 58-196)содержащих и объяснения должностных лиц Невского отдела УФССП РФ по Санкт- Петербургу, не усматривается, что при ознакомлении с подобными материалами Мачневой М. М. станут известны сведения, которые возможно отнести к охраняемой законом тайне.

Суд не может согласиться с доводами заинтересованного лица о том, что при ознакомлении с подобными материалами проверок по обращениям Мачневой М. М, почледней станут известны персональные данные сотрудников УФССП РФ по Санкт- Петербургу, поскольку каких-либо доказательств подобному представитель заинтересованного лица суду в порядке ст. 249 ГПК РФ не предоставил.

Из представленных суду объяснительных должностных лиц УФССП РФ по Санкт- Петербургу (л.д. 88-100) следует. Что при отобрании подобных объяснений какие-либо персональные данные в объяснительных не указываются.

Кроме того, суд полагает, что так же при указании каких-либо персональных данных должностных лиц в подобных объяснительных – число, месяц и год рождения, место рождения и место регистрации, проживания и т.д. – у органа исполнительной власти имеются реальные возможности для обеспечения их конфиденциальности и посредством обеспечения заявителю возможности ознакомления лишь с самими объяснениями обстоятельств происшедшего, а не с установочными данными опрошенного лица.

Суд не может согласиться с доводами заинтересованного лица о том, что подобное право Мачневой М. М. на ознакомление с материалами проверок по ее обращениям от 13 марта 2009 года, 13 мая 200 года и от 21 июля 2009 года ограничено положениями п. 3.3 «Положения о порядке и организации проведения служебных проверок в Федеральной службе судебных приставов». Утвержденного приказом ФССП России от 13.06.07 № 282, поскольку указанные требования распространяются на членов комиссии, проводящих служебные проверки, и регламентируют именно служебные правоотношения, возникшие и развивающиеся в службе судебных приставов именно в связи с проводимой служебной проверкой.

Вместе с тем, как следует из ст. 55 Конституции РФ, ст. 3 ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» право на доступ к информации может быть ограничено только федеральными только.

Подобного ограничения права заявителя на ознакомление его с материалами проверок по его же обращениям не предусмотрено ни ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», ни ФЗ «О судебных приставах». Ни ФЗ «Об информации. Информационных технологиях и защите информации», а исходя из самого характера подобных обращений и тех правоотношений, которые они затрагивают, сведения об исследовании которых просил заявитель и которые стали предметом проведенных проверок, конфиденциальный характер не носят.

Информация, предоставлении которой просил заявитель, непосредственно затрагивает его права и охраняемые законом интересы, поскольку заявитель полагает, что проведенные по ее обращениям проверки являлись неполными. А результаты подобных проверок необъективны.

Таким образом, отказ УФССП РФ по Санкт- Петербургу предоставить Мачневой М. М. запрошенную информацию, непосредственно касающуюся ее прав и законных интересов, на нормах действующего законодательства не основывается, т.е. является незаконным, нарушает конституционное право заявителя на получение информации.
при таких выявленных в ходе судебного разбирательства обстоятельствах суд полагает необходимым признать решение Управления федеральной службы судебных приставов РФ по г. Санкт Петербургу от 9.11.2009 года об отказе Мачневой М. М. в ознакомлении с материалами проверок по обращениям заявителя 13 марта 2009 года, 13 мая 2009 года, 21 июля 2009 года, незаконным, обязав УФССП РФ по г. Санкт – Петербургу устранить в полном объеме допущенные нарушения закона в тридцатидневный срок со дня вступления по настоящему гражданскому делу решения суда в законную силу. Поскольку именно подобный срок устранения допущенного нарушения закона будет являться разумным. Достаточным и справедливым.

Суд полагает требования Мачневой М. М, об обязании УФССП РФ по г. Санкт – Петербургу устранить выявленные нарушения закона именно в трехдневный срок со дня вступления решения суда в законную силу несостоятельными, на нормах действующего законодательства не основанными, в силу чего удовлетворению не подлежащими.

Поскольку требования Мачневой М. М, подлежат удовлетворению в указанной выше части, судебные расходы в пользу заявителя, связанные с предъявлением заявления в порядке ст. 245 ГПК РФ в суд, подлежат взысканию с Российской Федерации в лице УФССП РФ по г. Санкт – Петербургу в порядке ст. 98 ГРК РФ в подтвержденном размере (л.д. 12) в сумме 100 руб. 00 коп.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 12, 194-199, 246, 254-255 и 258 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Заявление Мачневой М. М. о признании незаконным решения УФССП РФ по г. Санкт – Петербургу от 9 ноября 2009 года об отказе в ознакомлении с материалами проверок по обращениям заявителя от 13 марта 2009 года, 13 мая 2009 года, 21 июля 2009 года, обязании УФССП РФ по г. Санкт – Петербургу устранить допущенные нарушения закона в трехдневный срок с момента вступления решения суда в законную силу, возмещении судебных издержек – удовлетворить частично.

Признать решение УФССП РФ по г. Санкт – Петербургу от 9 ноября 2009 года об отказе Мачневой М. М. в ознакомлении с материалами проверок по обращениям заявителя от 13 марта 2009 года, 13 мая 2009 года, 21 июля 2009 года – незаконным, обязав УФССП РФ по г. Санкт – Петербургу устранить в полном объеме допущенные нарушения закона в тридцатидневный срок со дня вступления по настоящему гражданскому делу решения суда в законную силу.

Взыскать с Российской Федерации в лице УФССП РФ по г. Санкт – Петербургу в пользу Мачневой М. М, денежные средства в размере 100 (ста) рублей, в качестве возмещения понесенных заявителем судебных расходов, связанных с уплатой государственной пошлины по делу.

Заявление Мачневой М. М, в остальной части – оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Санкт- Петербургский городской суд в течении 10 дней ос дня его вынесения.