Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РФ «Центр защиты прав СМИ» либо касается деятельности иностранного агента РФ «Центр защиты прав СМИ»

Выходное пособие для иноагентов. Представлен проект единого закона для НКО, СМИ и физлиц из списков Минюста

В России появится единый реестр иноагентов вместо четырех действующих, включающих НКО, СМИ, общественные объединения без юрлица и физлиц. Это предусматривает проект нового закона «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием», который должен объединить все нормативные акты, касающиеся деятельности иноагентов. Источники “Ъ” объясняют, что закон упростит процедуру выхода из реестра для физлиц и отменит правило маркировки личных фотографий в соцсетях. Скептики, впрочем, называют нововведения «не гуманизацией, а попыткой сделать абсурдность законодательства менее очевидной».

Новый единый закон об иноагентах, пояснил 21 апреля глава комиссии Госдумы по расследованию фактов вмешательства иностранных государств во внутренние дела РФ Василий Пискарев, обобщает все упоминающие их нормативные акты (речь идет о пяти федеральных законах — в том числе «О СМИ» и «Об НКО») и предполагает объединение четырех реестров иноагентов. «Комиссия констатировала, что национальное законодательство об иностранных агентах полностью соответствует нашей Конституции»,— заявил Василий Пискарев, указав, что доработка действующих норм необходима «с учетом текущих вызовов безопасности и суверенитету России». Единый законопроект, по его словам, поможет в «обеспечении безотлагательной реакции на международно-противоправные действия недружественных стран» и поможет конкретизировать понятия «иностранный агент», «иностранные источники», «иностранное влияние» и «политическая деятельность».

По наблюдениям корреспондента “Ъ”, полный текст документа на заседании комиссии имелся только у самого господина Пискарева и замминистра юстиции Олега Свириденко, остальным депутатам раздали выдержки. “Ъ” удалось частично ознакомиться с ними. Из текста следует, что иностранным агентом предлагается считать «лицо, получившее поддержку и (или) находящееся под иностранным влиянием в иных формах». Таковым может быть признано «российское или иностранное юрлицо независимо от его организационно-правовой формы». Не могут быть признаны иноагентами «органы публичной власти РФ» и «подконтрольные им лица» (то есть «под контролем, выраженным в обязанности исполнять указания»), а также религиозные организации и политические партии, «зарегистрированные в установленном порядке».

Иноагентские виды деятельности сформулированы в проекте закона так: «политическая деятельность, целенаправленный сбор сведений в области военной или военно-технической деятельности РФ, распространение для неограниченного круга лиц сообщений и материалов и (или) участие в их подготовке, а также иные виды деятельности».

Под «политической» понимается в данном случае «деятельность в сфере государственного строительства, защиты основ конституционного строя, федеративного устройства и суверенитета, обеспечения территориальной целостности, законности, правопорядка». К таковой не относится «деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, спорта». Политическая деятельность, согласно тексту, может осуществляться участием и организацией митингов и любых «публичных мероприятий» (в том числе дебатов, дискуссий и выступлений), а также участием «в деятельности, направленной на получение определенного результата на выборах».

Минюст, напомним, ведет четыре реестра иноагентов: НКО, СМИ, общественных объединений без юрлица и физлиц. В общей сложности в них более 200 граждан, редакций и фондов. При этом только в реестре НКО-иноагентов с 2012 года побывали более 200 организаций (сейчас в нем 72 позиции), большинство из которых после присвоения статуса «иноагент» закрылись из-за потери финансирования. Самый массовый на сегодня реестр иноагентов СМИ — в нем 142 позиции, из которых 125 появились за последний год (реестр открыт с 2017 года). Законодательство об иноагентах правозащитники многократно критиковали (в том числе в докладах в ООН и Комитета министров Совета Европы) за расплывчатые требования к НКО и СМИ (например, не вести политическую деятельность, понятие которой в законодательстве не конкретизировано), требования к отчетности и регулярные штрафы за отсутствие маркировки «иноагент» (общая сумма в 2017–2021 годах превысила 36 млн руб., средний размер штрафа увеличился со 190 тыс. руб. в 2017 году до 350 тыс. руб. в 2021 году), возможность ликвидации иноагента по иску прокуратуры после назначения нескольких штрафов (как произошло с признанными иноагентами «Международным мемориалом» и правозащитным центром «Мемориал»).

В январе Владимир Путин поручил Минюсту, Генпрокуратуре и членам своего Совета по правам человека (СПЧ) «проанализировать» законодательство об иноагентах «в том числе в части, касающейся их исключения из реестра, и практику его применения». Срок исполнения поручения — 1 мая. Соответствующий доклад направлен в администрацию президента две недели назад, заявил в четверг замминистра юстиции Олег Свириденко. Документ готовили совместно с Союзом журналистов России, отметил источник “Ъ”. Он также пояснил, что доклад фактически дублирует представленный Госдумой законопроект и состоит из четырех предложений: создать единый федеральный закон, объединить реестры иноагентов в один, упростить выход из него для физических лиц и отменить маркировку «иноагент» при публикации «бытового контента».

«Было предложено, что маркировка (будет использоваться.— “Ъ”) в режиме только профессиональной деятельности, либо той деятельности, на основании которой тот или иной субъект был признан иностранным агентом»,— заявил Олег Свириденко.

Это значит, пояснил “Ъ” осведомленный источник, что, например, для обнародования фото ребенка или домашнего животного маркировка не потребуется, но если в публикации говорится о специальной военной операции, маркировка потребуется. Напомним, обязательный текст для физлиц и редакций из реестра СМИ-иноагентов состоит из 24 слов в начале каждой публикуемой информации («ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА»). Для НКО-иноагентов четких правил маркировки нет, обращали внимание ранее эксперты “Ъ”.

Упрощенную форму исключения из числа иноагентов предусмотрят для «физлиц, впервые включенных в реестр», указывает источник “Ъ”, знакомый с разработкой законопроекта: «Решение на основе поступивших материалов будет приниматься министром юстиции или его замом. Причем исключение из реестра будет проходить той же датой, что и включение — полностью «обнуляя» статус». Процесс «обнуления» публично подтвердил и господин Свириденко, указав, впрочем, что упрощенный порядок предусмотрен прежде всего для внесенных в реестр по ошибке: «Ведь ошибка может быть в любом (ведомстве.— “Ъ”), и в судах ошибки существуют».

“Ъ” обратился за комментариями к нескольким юристам, в разное время представлявшим интересы НКО-иноагентов, однако от комментариев они отказались. Юрист Григорий Вайпан, в частности, объяснил отказ так: «Людоеды обсуждают оптимизацию реестров пожираемых людей. Здесь нет пространства для честного комментария». Похожим образом “Ъ” отказала глава юридической службы фонда «Русь сидящая» (внесен в реестр иноагентов) Ольга Подоплелова. Юрист Татьяна Глушкова, в свою очередь, напомнила, что инициативы об изменении законодательства об иноагентах уже звучали: в декабре 2021 года партия «Новые люди» предложила признавать СМИ иноагентами только по решению суда. Правозащитный проект «ОВД-Инфо» (внесен в реестр иноагентов) одновременно запустил петицию о полной отмене законодательства об иноагентах, которую подписали более 260 тыс. человек. Законопроект «Новых людей» получил несколько отрицательных отзывов комитетов ГД, указывает госпожа Глушкова.

«Результат анализа законодательства об иноагентах (который поручал осуществить Владимир Путин.— “Ъ”) — это вовсе не гуманизация, не смягчение, а попытка сделать абсурдность этого законодательства менее очевидной,— считает Татьяна Глушкова.— Понятие политической деятельности никак не меняется, речь не идет о политической деятельности как борьбе за власть, но о любой гражданской активности, которую сочтут политической деятельностью. Что касается изменений правил маркировки — это тоже попытка убрать из общественного сознания ужасность этого закона».

Госпожа Глушкова обращает внимание, что в единый реестр войдут не только иноагенты, но и «аффилированные с ними лица». «Будут ли в таком списке родственники физлиц-иноагентов, неясно»,— отмечает она. Эксперт напоминает, что еще ни одному физлицу из реестра СМИ-иноагентов не удалось снять этот статус в суде.

Василий Пискарев объявил о еще двух ключевых пунктах нового закона: запрет иноагентам инвестировать средства в стратегические предприятия РФ и запрет на любую работу с детьми. Последний коснется «преподавательской, просветительской, воспитательной» работы и производства «информационной продукции для детей и подростков». Напомним, похожий запрет для иноагентов был упомянут в первой редакции подзаконных актов к закону о просветительской деятельности. Документ был раскритикован представителями научного, образовательного и культурного сообществ. Несмотря на ограничения последних лет, иноагенты пока имеют возможность проводить лекции, организовывать семинары и образовательные программы. Собеседники “Ъ” прогнозировали, что подзаконные акты так или иначе лишат их права на «просветительскую деятельность».

По данным “Ъ”, проект закона «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием» планируется к внесению в Госдуму 25–26 апреля.

 

Источник: Мария Старикова, Мария Макутина, Анна Васильева, Коммерсантъ

Фото: pixabay.com