Апелляционное определение об отказе в удовлетворении исковых требований Новосибирского областного суда

Другие судебные акты по этому делу

Материалы дела


 

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе:

председательствующего Папушиной Н.Ю.,

судей Белик Н.В., Дмитриевой Л.А.,

при секретаре Немченко О.О.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Новосибирске 20 ноября 2018 года гражданское дело по апелляционной жалобе Безызвестных Дениса Владимировича на заочное решение Куйбышевского районного суда Новосибирской области от 09.08.2018, которым постановлено:

признать использование изображений Госперского А. В. на Интернет-ресурсе «<данные изъяты>) нарушением нематериального права Госперского Александра Владимировича.

Обязать Безызвестных Д. В. удалить с Интернет-ресурса «<данные изъяты>) изображения Госперского А. В..

Признать сведения, размещенные на Интернет-ресурсе «<данные изъяты> посредством наложения на фотографии истца надписи: «РОЗЫСК ОСОБО ОПАСНЫХ ПРЕСТУПНИКОВ», не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию Госперского А. В..

Взыскать с Безызвестных Д. В. в пользу Госперского А. В. денежную компенсацию морального вреда в размере 200 000 руб. и расходы по уплате государственной пошлины в размере 300 руб.

В удовлетворении остальной части иска отказать.

Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Белик Н.В., объяснения представителя ГУ МВД России Горетой В.И., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Госперский А.В. обратился в суд с иском к Безызвестных Д.В. о защите чести, достоинства и деловой репутации, о защите права на изображение, о взыскании денежной компенсации морального вреда

В иске указал, что ДД.ММ.ГГГГ на сайте «Сибирский видеоблог» (<данные изъяты>) размещен видеоролик под названием «<данные изъяты>». В данном видеоролике ответчик распространяет негативную информацию о МО МВД России «Куйбышевский», указывая, что правоохранительными органами в отношении ответчика сфабриковано два уголовных дела, которые не закрыты до сих пор. В указанном видеоролике ответчик разместил фото истца - начальника МО МВД России «Куйбышевский», находящегося в форменном обмундировании сотрудника полиции, в служебном кабинете. В верхней и нижней частях размещенной фотографии имеется надпись «РОЗЫСК ОСОБО ОПАСНЫХ ПРЕСТУПНИКОВ», при этом очень мелким шрифтом в нижнем правом углу под размещенной фотографии имеется надпись «А. Госперский не является преступником, хоть это утверждение разделяют далеко не все». Кроме того, в указанном ролике размещена фотография, на которой фотография лица истца наложена на неизвестного гражданина, танцующего в компании людей. Указанный видеоролик подрывает деловую репутацию органов внутренних дел, в частности честь и достоинство истца, как начальника МО МВД России «Куйбышевский», и как сотрудника органов внутренних дел, так как данные сведения являются дискредитирующими и не соответствующими действительности.

ДД.ММ.ГГГГ начальником ГУ МВД России по Новосибирской области утверждено заключение по материалам проверки по факту размещения в сети Интернет сведений порочащих честь и достоинство сотрудника органов внутренних дел. По результатам проверки, доводы, изложенные ответчиком на сайте интернет-ресурса в указанном видеоролике, признаны не подтвердившимися и дискредитирующими полковника полиции А.В. Госперского.

На момент подачи искового заявления в суд, размещенный на видеоролик просмотрен 1 276 пользователями. Сведения о том, что истец является особо опасным преступником являются несоответствующими действительности, порочащими честь и достоинство истца, и деловую репутацию МО МВД России «Куйбышевский». Распространение недостоверной и дискредитирующей информации порождает недоверие граждан к органу внутренних дел и его сотрудникам, формирует негативное отношение населения к сотрудникам органов внутренних дел.

При создании указанного видеоролика ответчиком обнародованы изображения, а именно фотографии истца, находящегося в форменном обмундировании сотрудника полиции, в служебном кабинете, без согласия истца. Публикация указанных изображений явилась основанием для насмешек со стороны жителей г. Куйбышева.

Указанными действиями ответчик причинил истцу нравственные и физические страдания. Нравственные страдания выразились в стыде, страхе за свою репутацию, профессиональную деятельность и в унижении человеческого достоинства. Более того, в связи с тем, что истец испытывал чувство тревоги, страха, стыда, у него появились головные боли и бессонница.

С учётом утонений, истец просил суд признать сведения, размещенные посредством наложения надписей на фотографиях Госперского А.В., на Интернет-ресурсе «Сибирский видеоблог» (<данные изъяты> а именно: «РОЗЫСК ОСОБО ОПАСНЫХ ПРЕСТУПНИКОВ», не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию Госперского А.В.; признать использование и опубликование изображений Госперского А.В.     на Интернет - ресурсе    «<данные изъяты> нарушением не материальных прав Госперского А.В.; обязать Безызвестных Д.В. удалить с Интернет - ресурса «Сибирский видеоблог» (<данные изъяты>) изображения Госперского А.В.; взыскать с Безызвестных Д.В. компенсацию морального вреда в размере 500 000 руб. и расходы по уплате государственной пошлины в размере 300 руб.

Судом постановлено вышеуказанное заочное решение, с которым не согласился ответчик, в апелляционной жалобе им изложена просьба об отмене решения суда первой инстанции, принятии по делу нового судебного акта об отказе в иске.

В обоснование доводов жалобы апеллянт указывает, что суд неверно истолковал нормы материального права, а именно статьи 151, 152, 152.1 ГК РФ, положения постановлений Пленума Верховного Суда РФ № 3 от 24.02.2005 г. и № 25 от 23.06.2015 г., не применил ст. 29 Конституции РФ, ст. 10 Конвенции и практику Европейского Суда по правам человека. При должном рассмотрении настоящего дела у суда не могло остаться сомнений в том, что спорные сведения не относятся к истцу, не являются утверждением о совершении истцом преступления либо нарушении им других правовых или моральных норм.

Полагает, что в настоящем деле важно учесть обстоятельства, предшествующие созданию вымышленной рубрики «Розыск особо опасных преступников» в личном видеоблоге ответчика: в ноябре 2017 года ответчик обнаружил, что его фотография размещена на официальном сайте Межрайонного отдела МВД России «Куйбышевский» в разделе «Розыск преступников». Вместе с тем в отношении него не было вынесено обвинительного приговора, он не был признан виновным в совершении преступления, ему лишь предъявлено обвинение и до сегодняшнего момента он является подозреваемым. Опубликовав фотографию ответчика в разделе «Розыск преступников» Межрайонный отдел МВД России «Куйбышевский» нарушил его право на презумпцию невиновности, фактически ответчик по настоящему делу был признан виновным в совершении уголовного дела без вступившего в законную силу обвинительного приговора суда. Из полученного ответа ГУ МВД России по Новосибирской области на обращение ответчика следует, что ГУ МВД России по Новосибирской области признало тот факт, что фотография ответчика была размещена в рубрике по поиску виновных лиц в совершении преступления необоснованно и незаконно. Однако других действий, кроме того, что указанная рубрика была переименована, от ведомства не последовало - виновные лица, допустившие нарушение конституционных прав гражданина, не были привлечены к ответственности. При этом ответчик не стал обращаться с иском суд и требовать компенсацию морального вреда.

Отмечает, что ответчик в видео не утверждает о совершении истцом какого-либо преступления, поэтому сведения, размещенные в его видеоблоге, никак не могут порочить честь и достоинство истца. Поскольку истец, как начальник Межрайонного отдела МВД России «Куйбышевский», и как государственный служащий, является «публичной фигурой», распространяемая о нем (включая и его изображение) информация является общественно значимой. Использование спорного изображения осуществлялось ответчиком, в связи с общественно значимым интересом. Кроме того, фотографии были взяты с официального сайта Межрайонного отдела МВД России «Куйбышевский». Опубликование спорных фотографий истца является выражением несогласия и критического отношения ответчика к действию сотрудников полиции, а наложение изображений истца на иных высокопоставленных должностных лиц иронично подчеркивает возможное наличие конфликта интересов. Подобное несогласие и критика должны пользоваться свободой, что обуславливает правомерность публикации фотографии истца без его согласия. Статья 152.1 ГК РФ не предусматривает в качестве юридически значимого обстоятельства при рассмотрении данного вида исков контекст, в котором было размещено изображение. Проводя спорный социальный эксперимент ответчик, несомненно, действовал в защиту общественного интереса. Автор видеоролика не желал нанести урон деловой репутации истца и не имел цели каким-то образом ущемить его честь и достоинство. Он хотел достучаться до правоохранительных органов, обратить их внимание на важность соблюдения прав человека. В рассматриваемой ситуации присутствуют все те основания, наличие которых, по мнению Европейского Суда по правам человека, не представляет собой вмешательства в частную жизнь лица, чье изображение было опубликовано, и не требуют его согласия на такую публикацию.

Также считает незаконным решение суда в части взыскания компенсации морального вреда, поскольку факт причинения истцу нравственных и физических страданий не установлен, в деле отсутствуют доказательства несения истцом неблагоприятных последствий, в результате распространения ответчиком спорных сведений. Кроме того, суд должен был учитывать степень физических и нравственных страданий истца.

На апелляционную жалобу поступили возражения от представителя истца, с просьбой об оставлении решения суда по доводам жалобы без изменения.

Проверив материалы дела на основании ст. 327.1 ГПК РФ в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Материалами дела установлено, что ДД.ММ.ГГГГ на Интернет-ресурсе «Сибирский видеоблог» (<данные изъяты>) был размещен видеоролик с названием <данные изъяты>, автором которого, и лицом разместившим его в сети Интернет, является Безденежных Д.В.

Как следует из видеоролика с названием «<данные изъяты>), в данном видеоролике размещены изображения истца - фотографии истца, находящегося в форменном обмундировании сотрудника полиции в служебном кабинете.

Кроме того, в указанном видеоролике, также размещено изображение истца - его фотография, которая наложена на неизвестного гражданина, танцующего в компании людей.

Разрешая данный спор, суд первой инстанции руководствовался положениями ст.ст. 150, 152.1 Гражданского кодекса РФ, п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 16 «О средствах массовой информации», исходил из того, что доказательств, свидетельствующих о том, что для использования указанных выше изображений истца было получено его согласие, а также доказательств того, что имелись обстоятельства позволяющие использовать изображения истца без его согласия, в том числе доказательств того, что использование указанных изображений истца осуществлялось в государственных, общественных или иных публичных интересах, суду не представлено. А поскольку публичность гражданина, связанная, в том числе с его профессиональной деятельностью, сама по себе не является основанием для использования изображения гражданина другими лицами без его согласия, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что использование указанных выше изображений истца не удовлетворяло, в данном случае, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, а преследовало иные цели, в связи с чем использование в указанном видеоблоге изображения истца нарушает его право на изображение.

Разрешая требования истца о защите чести, достоинства и деловой репутации, суд руководствовался положениями ст.ст. 17, ч. 1 ст. 21 и ч. 1 ст. 23 Конституции РФ, ст. 152 Гражданского кодекса РФ, п.п. 5, 7, 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», исходил из того, что учитывая способ размещения ответчиком надписи: «РОЗЫСК ОСОБО ОПАСНЫХ ПРЕСТУПНИКОВ» - наложение на фотографии истца находящегося в форменном обмундировании сотрудника полиции, общий смысл данной надписи, а также размещение данной надписи в контексте с пояснениями ответчика о допущенных в работе полиции Куйбышевского района нарушений закона, с указанием имени, фамилии и должности истца, которые в видеоролике как предшествуют размещению указанной надписи, так и следуют за ней, суд приходит к выводу о том, что сведения, размещенные ответчиком на Интернет-ресурсе «<данные изъяты>) посредством наложения на фотографии истца надписи: «РОЗЫСК ОСОБО ОПАСНЫХ ПРЕСТУПНИКОВ», содержат утверждение ответчика об осуществлении истцом его профессиональной деятельности с нарушением требований закона, и как следствие, формируют у пользователей сети Интернет, знакомящихся с указанной информацией, отрицательное мнение об истце, как о сотруднике полиции, данные сведения могут быть проверены на предмет соответствия их

действительности, а потому не являются выражением субъективного мнения ответчика, его оценочным суждением. А поскольку доказательств соответствия действительности указанных сведений, суду не представлено, данные сведения признаны судом не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию истца.

Установив данный факт, суд первой инстанции со ссылкой на положения ст. 151, п. 9 ст. 152, 1099, 1101 ГК РФ, определил с учетом того, того что ответчиком, без установленных законом оснований были использованы изображения истца, а также то, что ответчиком в отношении истца были распространены сведения не соответствующие действительности, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию истца, что свидетельствует о нравственных страданиях истца выразившихся в его переживаниях связанных как с самим фактом нарушения его нематериальных прав, так и с характером распространенных в отношении него сведений, а также способом использования его изображений и распространения сведений о нём - размещение на Интернет-ресурсе, к которому имеется свободный доступ неограниченного круга пользователей сети Интернет, с учетом данных о личности истца и его положение в обществе, а также требований разумности и справедливости, определил размер компенсации морального вреда, причинённого истцу в 200 000 руб.

В силу части 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пунктах 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении", решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Вместе с тем, решение суда первой инстанции указанным выше требования, по мнению судебной коллегии, не соответствует.

Согласно пункту 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее правовые нормы приведены в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.

В соответствии с пунктом 10 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации правила пунктов 1 - 9 этой статьи, за исключением положений о компенсации морального вреда, могут быть применены судом также к случаям распространения любых не соответствующих действительности сведений о гражданине, если такой гражданин докажет несоответствие указанных сведений действительности. Срок исковой давности по требованиям, предъявляемым в связи с распространением указанных сведений в средствах массовой информации, составляет один год со дня опубликования таких сведений в соответствующих средствах массовой информации.

В разъяснениях, содержащихся в пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" (далее - постановление Пленума о защите чести и достоинства), указано, что для удовлетворения иска о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо установление следующих обстоятельств: факта распространения сведений, не соответствующих действительности, несоответствия распространенных сведений действительности, порочащего характера этих сведений.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

В силу пункта 9 постановления Пленума о защите чести и достоинства в соответствии со статьей 10 Конвенции и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности (абзац третий).

Таким образом, оценочные суждения об истце, даже если они носят обидный или провокационный характер, являются выражением субъективного мнения и не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности, в связи с чем распространение таких сведений в сети "Интернет" не может служить основанием для удовлетворения иска о защите чести, достоинства или деловой репутации.

Однако суд первой инстанции, кроме указания на то, что сведения, размещенные ответчиком    на    Интернет-ресурсе «<данные изъяты>

<данные изъяты> посредством наложения на фотографии истца надписи: «РОЗЫСК ОСОБО ОПАСНЫХ ПРЕСТУПНИКОВ», содержат утверждение ответчика об осуществлении истцом его профессиональной деятельности с нарушением требований закона, и как следствие, формируют у пользователей сети Интернет, знакомящихся с указанной информацией, отрицательное мнение об истце, как о сотруднике полиции, данные сведения могут быть проверены на предмет соответствия их

действительности, а потому не являются выражением субъективного мнения ответчика, его оценочным суждением, не привел каких-либо правовых убедительных доводов, позволявших оспариваемое высказывание ответчика отнести к утверждению о фактах, а не к оценочному суждению (мнению) ответчика. Придя к данному выводу, судебная коллегия учла также и тот факт, что на этой же фотографии одновременно с текстом «РОЗЫСК ОСОБО ОПАСНЫХ ПРЕСТУПНИКОВ», более мелким шрифтом в нижнем правом углу размещенной фотографии имеется надпись «<данные изъяты> не является преступником, хотя это утверждение разделяют далеко не все», что свидетельствует, по мнению коллегии, о том, что размещение указанного изображения с перечисленными надписями не имеет целью навредить истцу.

В указанной части суд первой инстанции не принял во внимание правовую позицию Верховного Суда Российской Федерации, о том, что оценочные суждения, мнения, убеждения, не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации (п. 6 "Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации", утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.03.2016).

При оценке указанных суждений судебная коллегия также учитывает, что субъективное мнение не было высказано ответчиком в оскорбительной форме, унижающей честь и достоинство истца, а потому оснований для взыскания с ответчика компенсации морального вреда также не имелось (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц").

Кроме того, то обстоятельство, что изложенные в обращении сведения могут не найти своего подтверждения, не является основанием для привлечения заявителя к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, если соответствующее обращение обусловлено его попыткой реализовать свои конституционные права, имеющие выраженную публичную направленность, в целях привлечения внимания к общественно значимой проблеме. Иное означало бы привлечение лица к гражданско-правовой ответственности за действия, совершенные им в пределах предоставленных ему конституционных прав, а равно при исполнении им своего гражданского долга.

Госперский А.В. является начальником Межмуниципального отдела МВД России « Куйбышевский» Новосибирской области, следовательно, его деятельность носит публичный характер.

Европейский Суд по правам человека, в частности в Постановлении по делу "Федченко (Fedchenko) против Российской Федерации" от 11 февраля 2010 г., указал, что в отношении государственных служащих, действующих в официальном качестве, как и политиков, рамки допустимой критики шире, чем в отношении частных лиц.

Европейский Суд по правам человека также отмечает, что пункт 2 статьи 10 Конвенции дает мало возможностей для ограничения политических высказываний или дебатов по вопросам, представляющим всеобщий интерес. Кроме того, хотя нельзя сказать, что слова и поступки государственных служащих и политических деятелей в равной степени заведомо открыты для наблюдения, государственные служащие, находящиеся при исполнении обязанностей, подобно политикам, подпадают под более широкие пределы допустимой критики, чем частные лица (дело "Дюндин (Dyundin) против Российской Федерации" Постановление Европейского Суда по правам человека от 14 октября 2008 г.).

Возложение судом на Безыизвестных Д.В. обязанности удалить с интернет ресурса вышеуказанное изображение истца принуждает ответчика отказаться от своего субъективного мнения и приводит к умалению его права свободно выражать свое мнение, что противоречит положениям статьи 29 Конституции Российской Федерации.

По общему правилу, изложенному в статье 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина.

В соответствии с пунктом 1 статьи 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации такое согласие не требуется в случаях, когда использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах.

В силу статьи 38 Закона Российской Федерации от 27.12.1991 N 2124-1 "О средствах массовой информации" граждане имеют право на оперативное получение через средства массовой информации достоверных сведений о деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений, их должностных лиц.

Согласно п. 44 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2016 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" без согласия гражданина обнародование и использование его изображения допустимо в силу подпункта 1 пункта 1 статьи 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, то есть когда имеет место публичный интерес, в частности, если такой гражданин является публичной фигурой (занимает государственную или муниципальную должность, играет существенную роль в общественной жизни в сфере политики, экономики, искусства, спорта или любой иной области), а обнародование и использование изображения осуществляется в связи с политической или общественной дискуссией или интерес к данному лицу является общественно значимым. Вместе с тем согласие необходимо, если единственной целью обнародования и использования изображения лица является удовлетворение обывательского интереса к его частной жизни либо извлечение прибыли.

К общественным интересам согласно разъяснению, содержащемуся в п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2010 N 16 "О практике применения судами Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" следует относить не любой интерес, проявляемый аудиторией, а, например, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде. Следовательно, использование изображения гражданина в общественных, государственных и иных публичных интересах означает использование такого изображения в связи с тем, что такой гражданин является публичной фигурой, и информация о нем и его деятельности представляет общественный либо публичный интерес.

Удовлетворяя требования истца, суд первой инстанции не учел тот факт, что использование ответчиком фотографии истца было вызвано публичным интересом и не является нарушением требований статьи 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Сама фотография с надписью «РОЗЫСК ОСОБО ОПАСНЫХ ПРЕСТУПНИКОВ» сделана, по мнению апеллянта в служебном кабинете истца, и была размещена на официальном сайта Межрайонного отдела МВД России «Куйбышевский», что не опровергнуто истцом ни в ходе рассмотрения данного дела судами двух инстанций, а также указанной информации не содержится и в возражениях на апелляционную жалобу.

Поскольку и сам истец в исковом заявлении указывал на тот факт, что при создании названного видеоролика были использованы изображения, а именно его фотографии, находящегося в форменном обмундировании сотрудника полиции, в служебном кабинете, в том числе и на фотографии, где его лицо наложено на неизвестного гражданина, танцующего в компании людей, постольку, по мнению судебной коллегии, согласия истца на использование его изображения не требовалось.

Нельзя признать размещение изображения истца на фотографии, где его лицо наложено на неизвестного гражданина, танцующего в компании людей, нарушением нематериальных благ истца, поскольку из фотографии очевидно, следует, что танцует не истец, следовательно, неприкосновенность его частной жизни не нарушена.

Таким образом, по мнению судебной коллегии, использование изображения истца осуществлено в связи с его деятельностью в органах внутренних дел, с наличием дискуссии в средствах массовой информации о деятельности работников правоохранительных органов, в том числе истца, а также иных лиц, занимающих руководящие должности, в том числе в Куйбышевском районе НСО.

Судебная коллегия отмечает, что фотографии, которые была опубликованы ответчиком в указанном выше видеоролике, не относятся к частной жизни истца, изображение было получено при съемке, в рабочей обстановке; при использовании фотографии, содержащей изображение истца, не имело место искажения и (или) изменения запечатленного в объективной форме образа.

На основании изложенного, допущенные судом первой инстанции нарушения норм права являются существенными, они повлияли на исход дела, в связи с чем решение суда первой инстанции подлежит отмене, с принятием нового об отказе в удовлетворении требований истца в полном объёме.

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Куйбышевского районного суда Новосибирской области от 09.08.2018 отменить, постановить новое, которым в удовлетворении требований истца Госперского А. В. к Безызвестных Д. В. о признании использования изображений Госперского А. В. на Интернет-ресурсе «Сибирский видеоблог» <данные изъяты>) нарушением нематериального права Госперского А. В., возложении обязанности удалить с Интернет-ресурса «Сибирский видеоблог» <данные изъяты>) изображения Госперского А. В., признании сведений, размещенных на Интернет-ресурсе Сибирский видеоблог» (<данные изъяты>), не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию, взыскании денежной компенсации морального вреда отказать.

Апелляционную жалобу Безызвестных Д. В. удовлетворить.

В избранное

Статус судебного акта

Нет информации по другим инстанциям

Инстанция

Апелляционная

Суд, вынесший решение

Новосибирский областной суд

Дата вынесения

20 November 2018 г.