Решение Королёвского городского суда Московской области


№ 2-489/18


РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

21 февраля 2018 года г. Королёв

Королёвский городской суд Московской области в составе:

судьи Ромашина И.В.,

при секретаре Полуниной Е.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Красева Е. И. к Беспалюк К. А. о признании не соответствующими действительности сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Красев Е.И. обратился в суд с иском к Беспалюк К.А. о признании не соответствующими действительности сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, компенсации морального вреда.

Требования мотивированы тем, что ДД.ММ.ГГГГ Беспалюк К.А. было опубликовано сообщение на портале https://dobrodel.mosreg.ru/Card?id=1154488, https://vk.com/wall-72994995_97316, содержащие сведения о том, что истец, работая врачом сокрой медицинской помощи, не помыв руки, не осмотрев и не подойдя к ребенку, начал хамить.

Истец указывает, что распространенные в обращении сведения не соответствуют действительности и носят порочащий характер деловой, служебной репутации. 

ДД.ММ.ГГГГ на станцию скорой медицинской помощи поступил вызов по адресу: <адрес> ФИО3. Причиной вызова бригады скорой медицинской помощи послужила высокая температура. 

При общении с матерью ребенка – Беспалюк К.А. пояснила, что у ее ребенка ФИО3 поднялась температура и попросила назначить ему лечение. Однако в соответствии с п.15 Приказа Министерства здравоохранения РФ от ДД.ММ.ГГГГ №н, Приказу Минзравсоцразвития РФ от ДД.ММ.ГГГГ №н «Об утверждении квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих» в должностные обязанности врача скорой помощи не входит назначение лечения.

Далее истец указывает, что ДД.ММ.ГГГГ он начал собирать анамнез ребенка, а также пояснил, что бригада скорой помощи не назначает лечение. Также истец пояснил, что поскольку ребенок новорожденный, а также после его осмотра и выявления тяжести его состояния потребуется госпитализация. После чего, ответчица отказалась от осмотра ребенка и попросила бригаду скорой помощи покинуть помещение. Об указанном инциденте бригадой скорой помощи были составлены акты и даны объяснения руководству.

Как далее указывает истец, распространённые ответчицей сведения не соответствуют действительности, и порочат его честь, достоинство, деловую репутацию, поскольку все его действия соответствовали должностной инструкции. Информация об отказе от осмотра ребенка негативно характеризует истца, подрывает его репутацию.

На основании изложенного, истец просит обязать ответчицу опровергнуть сведения, порочащие честь и достоинство Красева Е.И. путем публичного извинения и отозвать опубликованное сообщение на портале https://dobrodel.mosreg.ru/Card?id=1154488, https://vk.com/wall-72994995_97316, взыскать с Беспалюк К.А. в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 150 000 руб. 

Истец Красев Е.И. и его представитель Коробкова М.А. в судебном заседании поддержали исковые требования и настаивали на их удовлетворении.

Ответчица Беспалюк К.А. в судебном заседании возражала против удовлетворения исковых требований по основаниям, изложенным в возражениях на исковое заявление.

Суд, заслушав объяснения сторон, допросив свидетелей, изучив письменные материалы дела, приходит к следующему.

Как следует из материалов дела, ДД.ММ.ГГГГ Беспалюк К.А. было опубликовано сообщение на портале https://dobrodel.mosreg.ru/Card?id=1154488, https://vk.com/wall-72994995_97316, содержащие сведения о том, что истец, работая врачом скорой медицинской помощи, не помыв руки, не осмотрел ее ребенка и даже не подошел близко к нему, предложил поехать в инфекционное отделение на госпитализацию. На предложение ответчицы осмотреть ребенка, он начал хамить.

Как следует из карты вызова скорой медицинской помощи врачом-педиатром Красевым Е.И., фельдшером ФИО7 и водителем ФИО8 ДД.ММ.ГГГГ был осуществлен выезд по адресу: <адрес> ФИО3. В графе безрезультатный выезд отмечено: «отказ от осмотра». 

В силу ст. 29 (части 1, 4) Конституции РФ каждому гарантируется свободы мысли и слова. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.

По смыслу положений ст. 150 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального блага или личного неимущественного права и характера последствий этого нарушения.

В случаях, если того требуют интересы гражданина, принадлежащие ему нематериальные блага могут быть защищены, в частности, путем признания судом факта нарушения его личного неимущественного права, опубликования решения суда о допущенном нарушении, а также путем пресечения или запрещения действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения личного неимущественного права либо посягающих или создающих угрозу посягательства на нематериальное благо.

В соответствии с п. 1 ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.

Пунктом 9 названной статьи предусмотрено, что гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений.

Корреспондируя закрепленному в п. 1 ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод праву каждого свободно выражать свое мнение, во взаимосвязи со ст. 46 Конституции Российской Федерации и ст. 152 ГК РФ приведенные конституционные положения предполагают, что возможность судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации от распространенных не соответствующих действительности порочащих сведений является необходимым ограничением свободы слова и массовой информации для случаев злоупотребления данными правами.

Исходя из этого, при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией РФ правами и свободами - свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. ст. 23, 29, 33), с другой.

Как разъяснено в п. п. 1, 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 3 от 24 февраля 2005 года "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" право граждан на защиту чести, достоинства и деловой репутации является их конституционным правом, а деловая репутация юридических лиц - одним из условий их успешной деятельности.

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу.

Не соответствующими сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина или юридического лица.

Исходя из разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, содержащихся в указанном Постановлении, по делам данной категории обстоятельствами, имеющими значение для дела, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

В силу ч. 1 ст. 152 ГК РФ обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

При разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации следует руководствоваться не только нормами российского законодательства (статьей 152 ГК Российской Федерации), но и в силу статьи 1 Федерального закона "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" учитывать правовую позицию Европейского Суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения данной Конвенции (прежде всего статьи 10), имея при этом в виду, что используемое Европейским Судом по правам человека в его постановлениях понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в статье 152 ГК Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Учитывая положения статьи 10 Конвенции и статьи 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности (пункт 9 вышеуказанного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации).

Таким образом, при рассмотрении дел о защите чести и достоинства одним из юридически значимых обстоятельств, подлежащим установлению, является характер распространенной информации, то есть, является ли информация утверждением о фактах, либо оценочным суждением, мнением, убеждением.

Вместе с тем, в соответствии с разъяснением Верховного Суда Российской Федерации, содержащимся в абз. 6 п. 9 Постановления Пленума от 24.02.2005 N 3, если субъективное мнение было высказано в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением (ст. ст. 150151 ГК Российской Федерации).

Как неоднократно отмечал в своих постановлениях Европейский Суд по правам человека, в деле о свободе выражения мнения необходимо проводить разграничение между изложением фактов и оценочными суждениями.

В то время, как факты могут быть доказаны, правдивость оценочных суждений не поддается доказыванию. Требование о доказывании правдивости оценочного суждения неисполнимо и само по себе нарушает свободу мнения, что является основной частью права, гарантированного ст. 10 Конвенции.

Свобода выражения мнения распространяется не только на "информацию" и "мнения", воспринимаемые положительно, считающиеся неоскорбительными или рассматриваемые как нечто нейтральное, но и на оскорбительные, шокирующие или причиняющие беспокойство. Указанное является требованием плюрализма мнений, терпимости и либерализма, без которых бы не существовало "демократического общества" (постановления Европейского Суда по делам "Лингес против Австрии", "Обершлик против Австрии", "Хэндисайд против Соединенного Королевства" и "Гринберг против Российской Федерации").

В этой связи в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" даны разъяснения относительно того, что лицо, которое полагает, что высказанное оценочное суждение или мнение, распространенное в средствах массовой информации, затрагивает его права и законные интересы, может использовать предоставленное ему пунктом 3 статьи 152 ГК РФ и статьей 46 Закона РФ "О средствах массовой информации" право на ответ, комментарий, реплику в том же средстве массовой информации в целях обоснования несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку. Если субъективное мнение было высказано в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением (ст. 130 УК РФ, ст. ст. 150151 ГК РФ).

В обоснование заявленных требований истец ссылался на несоответствие действительности и порочащий характер изложенных истицей в сети интернет на вышеуказанных сайтах, которые, по его мнению, направлены на то, чтобы опорочить его честь и достоинство, а также деловую репутацию, как должностного лица.

Между тем, из содержания данных статей следует, что в них приведены исключительно оценочные суждения ФИО9, а в высказываниях, в которых упоминается истец, в анализируемом материале, содержащие информацию непосредственно об истце и его действиях, не следует, что они однозначно обличены в виде утверждений.

В названных статьях отсутствуют утверждения о нарушении истцом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном и неэтичном поведении, которые бы умаляли честь и достоинство истца и его деловую репутацию и не были основаны на субъективном мнении лица, не содержат оскорбительного акцента.

Содержание и общий контекст информации, указывают на субъективно-оценочный характер оспариваемых высказываний, являющихся реализацией права на свободу слова, которое в соответствии с Конституцией РФ включает в себя свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей, гарантируемую государством возможность беспрепятственно выражать свое мнение и убеждение по самым различным вопросам общественного, государственного и иного характера, что не противоречит содержанию Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированной Россией.

Высказывания сами по себе изложены не в форме утверждения, а в форме личного мнения ответчика, являются оценочным суждением, ввиду чего не могут быть признаны порочащими честь, достоинство и деловую репутацию истца. 

Таким образом, суд считает, что действия ответчицы не содержали ни одного условия, с которым закон связывает возникновение права истца на защиту чести и достоинства в смысле ст. 152 ГК РФ, в связи с чем, оснований для удовлетворения исковых требований суд не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194 - 198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований Красева Е. И. к Беспалюк К. А. о признании не соответствующими действительности сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, компенсации морального вреда отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский областной суд через Королёвский городской суд Московской области в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме. 

Судья Ромашин И.В.

Мотивированное решение изготовлено 30.03.2018г.

Судья Ромашин И.В.

В избранное

Статус судебного акта

Вступило в силу

Инстанция

1-я инстанция

Суд, вынесший решение

Королёвский городской суд Московской области

Дата вынесения

21 February 2018 г.