Решение Арбитражного суда Белгородской области

Другие судебные акты по этому делу

Материалы дела


 АРБИТРАЖНЫЙ суд

БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации
Р Е Ш Е Н И Е

г. Белгород                                                                                               Дело № А08-14002/2017

10 августа 2018 года

Резолютивная часть решения объявлена 07 августа 2018 года Полный текст решения изготовлен 10 августа 2018 года

Арбитражный суд Белгородской области в составе судьи Ю.Ю. Дробышева

при ведении протокола судебного заседания с использованием средств аудиозаписи, системы видеопротоколирования секретарём судебного заседания Посоховой Т.В. рассмотрел в открытом судебном заседании дело по исковому заявлению Маматова И. В. к Закопырину А. Н., АНО «Издательский дом «Мир Белогорья» о защите чести, достоинства и деловой репутации и о взыскании морального вреда.

при участии в судебном заседании:

от истца: Маматов С.И. - представитель по доверенности от 01.12.2017 г.; от ответчиков: Закопыркин А.Н. - паспорт, Тимошкова Л.Т. - представитель по доверенности от 17.01.2018 г.;

от АНО «Издательский дом «Мир Белогорья» - Воробьев А.А., представитель по доверенности № 30 от 21.06.2018 г.

УСТАНОВИЛ:

Маматов И.В. с учетом уточненных требований в порядке ст. 49 АПК РФ, обратился в Арбитражный суд Белгородской области с иском к ответчикам Закопырину АН., АНО "ИД "МИР БЕЛОГОРЬЯ", в котором просит суд:

- признать распространение заведомо ложных сведений, распространенных ответчиками в части статьи в номере № 44 от 26 марта 2016 года областной общественно­политической газете «Белгородские Известия» и сети Интернет не соответствующими действительности, порочащих честь и достоинство и подрывающее репутацию Маматова И.В.

-   обязать соответчика АНО «Издательский дом «Мир Белогорья» удалить следующие разделы из статьи «Хотели как лучше» из сети Интернет и опубликовать опровержение порочащих мою честь, достоинство или деловую репутацию сведений, распространенных в номере № 44 от 26.03.2016 года областной общественно­политической газеты «Белгородские известия» и сети Интернет:

а) цитату из статьи «Почему после окультуривания поймы Донецкой Сеймицы реку надо спасать»;

б) ссылку в статье из письма Анатолия Закопырина «Луга Радьковского сельского поселения Прохоровского района сначала сожгли, затем продисковали на большую глубину, нарезав длиннющие, огромные полосы из многовекового дёрна. Осенними и весенними паводками весь чернозём будет смыт в реку и загубит её окончательно. Провести посев трав и залужение весной будут проблематично, потому что дёрн очень прочный. На несколько лет эти луга прекратят своё предназначение... »;

в) ссылку в статье из высказывания Егора Глазунова «Мы видим здесь факты вопиющего нарушения природоохранного законодательства, игнорирования областных программ «Бассейновое природопользование» и «Зелёная столица», - возмущён заместитель руководителя белгородского регионального отделения Всероссийского общества охраны природы Егор Глазунов. - Осенью 2015 года на этой территории была сожжена лугово-болотная растительность, а затем задискованы десятки гектаров поймы реки Донецкая Сеймица. Нанесён непоправимый урон флоре и фауне. Нарушены водосборная территория, лагуны, озерца, болота, заливные луга. Всё это отрицательно сказывается (и ещё в большей мере скажется) на экологическом состоянии бассейна реки в целом»;

г) цитату из статьи «Прежнего разнотравья на землях Донецкой Сеймицы теперь долго не будет...».

Также просит суд взыскать с ответчика Закопырина А.Н. компенсацию причиненного морального вреда Маматову И.В. в размере 445 000 руб., взыскать с соответчика АНО «Издательский дом «Мир Белогорья» компенсацию причиненного морального вреда в размере 445 000 руб.

Определением суда от 29.03.2018 г. к участию в дело № А08-14002/2017 в качестве соответчика привлечено АНО «Издательский дом «Мир Белогорья».

Как следует из материалов дела, истец, обращаясь в суд, указывает, что в опубликованной статье «Хотели как лучше.» в номере 44 от 26.03.2016г в областной общественно-политической газете «Белгородские известия» и на сайте в сети интерне beljpressa.ru была распространена ложная ложной информации, не подтверждающейся никакими доказательствами, чем указанные действия порочат честь, достоинство и деловую репутацию истца.

Из письма ответчика Закопырину А.Н., в редакцию газеты следует: ««Луга Радьковского сельского поселения Прохоровского района сначала сожгли,              затем продисковали на большую глубину, нарезав длиннющие, огромные полосы из многовекового дёрна. Осенними и весенними паводками весь чернозём будет смыт в реку и загубит её окончательно. Провести посев трав и залужение весной будет проблематично, потому что                     дёрн очень прочный. На несколько лет эти луга прекратят своё предназначение. Часть лугов вспахана на правом берегу до моста - Кондровский луг, Нижняя Хутарка. Второй луг расположен на левом берегу у переходки на село Васильевка.. .»

Утверждения ответчика, что истец сначала луга сжог, затем часть лугов продисковал, а на правом берегу реки Донецкой Сеймицы вовсе перепахал, не соответствуют действительности, так как за сжигание сорной растительности предусмотрена административная (возможно от ущерба и уголовная) ответственность. Истец за указанное правонарушение компетентными органами к ответственности не привлекался, в связи с чем, доводы Ответчика носят надуманный и сугубо личный характер.

Истец указывает, что ответчики нарушили нематериальные блага, охраняемые законом, в виде чести и достоинства, защита которых возможна как признанием не соответствующими распространенные сведения, удаление их из сети «Интернет», так и компенсацией причиненного мне морального вреда.

Обращение ответчика в редакцию газеты продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить какие-либо свои права или охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить любой вред репутации истцу, поскольку, он является публичным человеком, является руководителем одного из ведущих фермерских хозяйств Прохоровского района Белгородской области, много лет занимавший государственные и муниципальные должности, имеющий ряд наград, являющийся кандидатом сельскохозяйственных наук.

Озвученные Ответчиками в публичном виде сведения не соответствуют действительности, так как истцу на основании договора № 984 от 28 февраля 2012 года был передан в аренду земельный участок сельскохозяйственного назначения, находящегося в долевой собственности с кадастровым номером 31:02:0000000:320 общей площадью 10220500 кв.м., сельскохозяйственные угодья, находящиеся по адресу: Белгородская область, Прохоровский район, сельский округ Радьковский, указанный в кадастровом паспорте земельного участка. Указанный договор заключен на 15 лет, то есть до 27 февраля 2027 года.

На указанных публично ответчиками земельных участках в 2015 году была произведена поверхностная обработка почвы и посеяна многолетняя трава в прибрежной полосе реки Донецкая Сеймица, в соответствии с договором аренды земельного участка и адаптивно - ландшафтным проектом, утвержденным заместителем губернатора Белгородской области.

По мнению истца, инициатор письма житель села Радьковка Прохоровского района Белгородской области А. Н. Закопырин имел прямой умысел в распространении сведений несоответствующих действительности.

Считает, что сведения, изложенные в номере № 44 от 26 марта 2016 года областной общественно-политической газете «Белгородские Известия», а также сети Интернет являются утверждениями о фактах и событиях, которые не имели места в реальности и во времени. Указанные сведения умаляют честь, достоинство, деловую репутацию как гражданина РФ, являются оскорбительными, а также подрывают профессиональную деятельность, как руководителя, в связи с чем, испытывает нравственные страдания, которые выразились в стыде, страхе за свою репутацию, в унижении своего человеческого достоинства, в страхе за свой будущий карьерный рост, за свою профессиональную деятельность.

Указывает, что в результате всех перенесенных физических и нравственных страданий и переживаний, истцу причинен моральный вред, где компенсацию причиненного морального вреда истец оценивает с каждого ответчика с учетом уточненных требований по 445 000 руб.

Из материалов следует, что определением Прохоровского районного суда Белгородской области от 10.11.2017 г. истцу отказано в принятии искового заявления к Закопырину А.Н. о защите чести, достоинства, деловой репутации и возмещении морального вреда по мотиву ст. 22 ГПК РФ .5 ч.1 ст. 33 АПК РФ, указав о подведомственности спора арбитражному суду.

Поскольку указанные сведения, по мнению истца, не соответствуют действительности, являются ложными, порочащими его деловую репутацию, истец обратился в суд с настоящим иском.

В соответствии со ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд приходит к следующему.

В пунктах 2 и п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 указано, что иск по делу данной категории вправе предъявить граждане и юридические лица, которые считают, что о них распространены не соответствующие действительности порочащие сведения. Надлежащими ответчиками по искам о защите деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения.

В соответствии с п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 в силу п. 1 ст. 152 Гражданского кодекса РФ обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец же обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

Согласно статье 150 ГК РФ деловая репутация является нематериальным благом, защищаемым в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных.

В соответствии со статьей 152 ГК РФ юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, вправе требовать как опровержения таких сведений, так и возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Как следует из пункта 7,9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 ГК РФ значение для дела, являются: факт распространения ответчиком сведений, об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. Под распространением сведений, порочащих деловую репутацию юридических лиц, следует понимать в том числе распространение таких сведений в сети Интернет.

В соответствии с ст.65 АПК РФ каждое лицо участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которое оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права.

Каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания, если иное не установлено настоящим Кодексом.

В соответствии с положениями статей 67, 68 АПК РФ арбитражный суд принимает только те доказательства, которые имеют отношение к рассматриваемому делу. Обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

В силу ст. 75 АПК РФ письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, договоры, акты, справки, деловая корреспонденция, иные документы, выполненные в форме цифровой, графической записи или иным способом, позволяющим установить достоверность документа.

Ответчики, факт распространения указанных сведений не оспаривают, что подтверждается протоколом, аудиозаписью протокола судебного заседания.

Статьей 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова.

Деловая репутация юридического лица - это совокупность его качеств, с которыми их носитель ассоциируется у третьих лиц (клиентов, потребителей). Честность ведения бизнес-деятельности, качество оказываемых услуг, оперативность их предоставления и пр. - все эти имиджевые составляющие представляют собой деловую репутацию. Деловая репутация юридических лиц, как указано в п.1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 3 от 24.02.2005 г. «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», - одно из условий их успешной деятельности. Поэтому, именно хорошая деловая репутация позволит привлечь наибольшее количество потребителей, заключить выгодные сделки, создать кредит доверия у Клиентов.

В Постановлении Верховного Суда от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" суд указал, что деловая репутация юридических лиц является одним из условий их успешной деятельности. Также особая значимость деловой репутации для юридического лица закреплена на законодательном уровне. КоАП РФ в ст. 3.1. устанавливает правило, в соответствии с которым административное наказание не может иметь своей целью нанесение вреда деловой репутации юридического лица. В соответствии со ст. 14 ФЗ "О защите конкуренции" установлен запрет на недобросовестную конкуренцию в форме распространения ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации.

Таким образом, деловая репутация юридического лица представляет собой нематериальный актив, который оказывает непосредственное влияние на деятельность этого лица. Положительная деловая репутация способствует привлечению новых клиентов, отрицательная может оказаться труднопреодолимым барьером между организацией и ее потенциальными контрагентами.

Предметом иска являются порочащие сведения, при этом далеко не любые негативные (обидные) сведения являются порочащими. Порочащий характер оспариваемых сведений может определить только суд как эксперт в области права, но не специалист по языку.

Факт распространения сведений может быть установлен только с помощью соответствующих доказательств.

Также как и соответствие (либо несоответствие) действительности распространенных сведений определяется судом на основе анализа совокупности всех представленных доказательств. Выяснение порочащего характера сведений, то есть, сообщается ли в них о нарушении норм действующего законодательства, является прерогативой суда как специалиста в области права, но не лингвиста. Специалист- лингвист только может разъяснить относятся ли оспариваемые сведения к истцу или нет, а также разграничить утверждения о фактах, которые можно проверить на соответствие действительности и мнения, оценочные суждения, предположения.

Поскольку, в ходе рассмотрения дела возникли вопросы на предмет установления формы обращения: является ли форма обращения утверждением, утверждением о фактах или является высказыванием, оценочным суждением, мнением, по делу назначена лингвистическая экспертиза, по вопросам:

Имеются ли в текстовых фрагментах в статье «Хотели как лучше...» с учетом контекста содержащих их текстовых материалов, размещенной в газете «Белгородские известия» № 44 от 26.03.2016 г. и сетевом издании «БелПресса» сведения:

- в форме утверждения о факте или фактах оценочного суждения, намека, мнения о совершении ИП Маматовым Иваном Васильевичем недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, утверждения о нарушении действующего законодательства, сведений о нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют деловую репутацию ИП Маматова Ивана Васильевича.

- если имеются такие сведения, то какие языковые средства указывают на негативный характер сообщенных сведений и их утвердительную форму относительно ИП Маматова Ивана Васильевича.

Как следует из результатов проведенной экспертизы №31-36/2018 от 08 июня 2018 с учетом поставленных на разрешение эксперта вопросов, что в качестве опорной точки первого этапа исследования выступают оспариваемые Истцом фразы из статьи «Хотели как лучше...»:

1)    «Почему после окультуривания поймы Донецкой Сеймицы реку надо спасать» (СТ-1);

2)   «Луга Радьковского сельского поселения Прохоровского района сначала сожгли, затем продисковали на большую глубину, нарезав длиннющие, огромные полосы из многовекового дерна. Осенними и весенними паводками весь чернозем будет смыт в реку и загубит ее окончательно. Провести посев трав и залужение весной будет проблематично, потому что дерн очень прочный. На несколько лет эти луга прекратят свое предназначение.» (СТ-2);

3) «Мы видим здесь факты вопиющего нарушения природоохранного законодательства, игнорирования областных программ «Бассейновое природопользование» и «Зеленая столица», - возмущен заместитель руководителя белгородского регионального отделения Всероссийского общества охраны природы Егор Глазунов. - Осенью 2015 года на этой территории была сожжена лугово-болотная растительность, а затем задискованы десятки гектаров поймы реки Донецкая Сеймица. Нанесен непоправимый урон флоре и фауне. Нарушены водосборная территория, лагуны, озерца, болота, заливные луга. Все это отрицательно сказывается (и еще в большей мере скажется) на экологическом состоянии бассейна реки в целом» (СТ-3);

4)    «Прежнего разнотравья на землях Донецкой Сеймицы теперь долго не будет.» (СТ-4).

Выводами по результатам проведенной экспертизы установлено, что:

-     в оспариваемых текстовых фрагментах (СТ-1, СТ-2, СТ-3, СТ-4) нет указания на конкретное лицо, совершившее описываемые действия, инвективной лексики (т.е. унижающей честь и достоинство другого лица) не выявлено;

-     оспариваемые текстовые фрагменты представляют собой следующее:

а)  СТ-1 - подзаголовок статьи в форме риторического вопроса, используемый как средство речевой выразительности, а также как речевое средство поддержания контакта с читателем;

б) СТ-2, СТ-3 - цитируемые в статье высказывания других людей, СТ данном контексте (в тексте статьи) данное высказывание выступает в форме мнения, т.к. имеется явное указание на носителя мнения: пишет А. Закопырин (СТ-2), «возмущён заместитель руководителя белгородского регионального отделения Всероссийского общества охраны природы Егор Глазунов» (СТ-3). Информация представлена в форме мнения-предположения, т.к. имеет маркированность предположительности сообщаемых сведений использование грамматических форм будущего времени, выражающие вероятность происхождения того или иного события, одну из ряда возможных версий: будет смыт, загубит, будет продлематично, прекратят (СТ-2), скажется (СТ-3) и в форме оценочного суждения: «Мы видим», «вопиющий», «непоправимый»;

в) CT-4 является мнением-предположением т.к. имеет маркированность предположительности сообщаемых сведений использование грамматических форм будущего времени, выражающие вероятность происхождения того или иного события, одну из ряда возможных версий: «не будет», «если посеет, то позволит сохранить» и содержит придаточное предложение условия.

Экспертом были использованы следующие методы проведения экспертизы: семантико-синтаксического, лингвистического и семантического анализа, по результатам изучения материалов были сформулированы выводы по вопросам, поставленным в начале исследования.

Учитывая материалы проведенной экспертизы, материалы дела, суд приходит к следующему.

Оспариваемая Истцом фраза «Почему после окультуривания поймы Донецкой Сеймицы реку надо спасать» (СТ-1), представляет собой риторический вопрос, используемый как средство речевой выразительности, а также как речевое средство поддержания контакта с читателем. Указания на какие-то конкретные действия или на лицо, их совершившее, в тексте подзаголовка отсутствуют.

Оспариваема часть статьи (СТ-2) является цитированием из письма депутата Земского собрания поселения Анатолия Закопырина, присланного в редакцию газеты «Белгородские известия». В данном фрагменте статьи отсутствует указание на конкретное лицо, которое произвело описываемые действия. Текст является обезличенным. Употребление глаголов во множественном числе: «сожгли», «продисковали», также свидетельствует об отсутствии указания на лицо, совершившего описываемые действия.

В тексте письма А.Н. Закопырина, частично цитируемом в статье «Хотели как лучше...», содержатся специальные маркеры предположительности сообщаемых сведений - использование грамматических форм будущего времени, выражающие вероятность происхождения того или иного события, одну из ряда возможных версий.

Мнение, выраженное в форме утверждения, подобных маркеров не содержит. Мнение в форме утверждения может быть проверено на соответствие действительности, в отличие от мнения, изложенного в форме предположения.

Вышеуказанная выдержка из письма А.Н. Закопырина оформлена в виде прямой речи, что указывает на выражение личного мнения объекта цитирования в форме предположения с указанием носителя мнения - Анатолия Николаевича Закопырина.

Фрагмент статьи (СТ-3) является частью интервью с заместителем руководителя Белгородского регионального отделения Всероссийского общества охраны природы Егора Глазунова. Выдержка из интервью Егора Гавриловича Глазунова оформлена как прямая речь, отделена от слов автора материала запятой и тире, в оспариваемом фрагменте отсутствует указание на конкретное лицо, совершившее описываемые действия.

Фраза «видим здесь факты вопиющего нарушения природоохранного законодательства, игнорирования областных программ «Бассейновое природопользование» и «Зеленая столица» является оценочным суждением Е.Г. Глазунова.

Оспариваемая часть высказывания Е.Г. Глазунова: «Осенью 2015 года на этой территории была сожжена лугово-болотная растительность, а затем задискованы десятки гектаров поймы реки Донецкая Сеймица. Нанесен непоправимый урон флоре и фауне. Нарушены водосборная территория, лагуны, озерца, болота, заливные луга. Все это отрицательно сказывается (и еще в большей мере скажется) на экологическом состоянии бассейна реки в целом» также рассматривается как оценочное мнение, но не как утверждение, так как в ней отсутствуют характерные для утвердительной формы специальные конструкции предложений, наречия, глаголы в настоящем времени, указывающие на совершения действия в прошлом.

Фраза из высказывания Е.Г. Глазунова «Все это отрицательно сказывается (и еще в большей мере скажется) на экологическом состоянии бассейна реки в целом» также носит оценочный характер и не является утверждением.

Фраза (СТ-4) «Прежнего разнотравья на землях Донецкой Сеймицы теперь долго не будет.» является субъективным мнением автора материала (журналиста). Данное утверждение имеет нейтральный характер, который не может быть однозначно применимым к личности Истца.

Как ране было указано, под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу.

Обстоятельствами, имеющими значение и которые должны быть установлены, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности.

Таким образом, именно сведения в форме утверждений о фактах, касающихся определенного лица, поддаются проверке на соответствие или несоответствие их действительности и, вследствие этого, они могут быть предметом опровержения в порядке ст. 152 ГК РФ.

В пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» также разъяснено, что при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

В соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности (пункт 9 вышеуказанного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 3).

Оценочное суждение - это суждение, содержащее субъективное мнение в определенной форме. Оценочное суждение не может быть проверено на соответствие действительности (в отличие от сведений, содержащих утверждения о фактах).

В соответствии со ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Принимая во внимание представленные в дело доказательства, учитывая результаты проведенной экспертизы, с позиции относимости и допустимости, и взаимную связь доказательств в их совокупности, суд приходит к следующему.

В оспариваемых истцом текстовых фрагментах указаний на конкретное лицо, совершившее оспариваемые действия, инвективной лексики (то есть, уничижающей часть и достоинство другого лица) не выявлено.

Оспариваемый фрагмент текста СТ-1 является подзаголовком статьи в форме риторического вопроса, который также выступает речевым средством поддержания контакта с читателем. Текстовые фрагменты СТ- 2,3 представляют собой цитирование мнений других людей на сложившуюся проблему, с указанием конкретных носителей мнения. Указанные мнения выражают предположения и носят оценочный характер суждения. Фрагмент текста СТ-4 является мнением-предположением, поскольку имеет маркированность предположительных сообщаемых сведений с использованием семантических форм будущего времени, которые выступают авторским прогнозом, носят вероятностный характер.

Из пояснений опрошенного в ходе рассмотрения дела свидетеля Е.Г. Глазунова, следует, что его высказывания не относятся к какой-либо негативной деятельности истца, или его личности, его высказанные мнения являются его личным суждением.

В совокупности представленных доказательств, с учетом ст. 65, 67, 68, 75 АПК РФ, следует, что в рассматриваемой статье «Хотели как лучше...» не содержится указаний на факты недобросовестности ИП Маматова И.В. при осуществлении производственно­хозяйственной и предпринимательской деятельности, утверждения о нарушении действующего законодательства, сведений о нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, в том числе каких либо указаний на негативную оценку деятельности конкретно ИП Маматова И.В., его личности, которые бы умаляли честь, достоинство и деловую репутацию истца, где выраженные субъективные мнения автора статьи носят оценочное суждение, которое не может быть проверено на соответствие его действительности, в связи с чем, не может быть опровергнута в порядке, предусмотренном статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2010 г. № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» указывается, что при применении пункта 3 части 1 статьи 57 Закона о СМИ судам необходимо учитывать, что сведения, содержащиеся в интервью должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, учреждений, предприятий, органов общественных объединений, официальных представителей их пресс-служб, представляют собой ответ на запрос информации.

В основу спорной публикации положены комментарии, взятые у руководителя Белгородского регионального отделения Всероссийского общества охраны природы Е.Г. Глазунова, у заместителя руководителя Управления Росприроднадзора по Белгородской области Сергея Николаевича Кипень, депутата земского собрания Радьковского сельского поселения А.Н. Закопырина.

Указанные лица являются должностными лицами - органов государственной власти и общественных организаций. Все комментарии даны ими в рамках профессиональной компетенции, в ходе исполнения возложенных на них обязанностей. В публикации они изложены в точном соответствии со словами интервьюируемых, оформлены, как косвенная речь с использованием кавычек. Таким образом, в рассматриваемом случае применительно к ответчику АНО «Издательский дом «Мир Белогорья» к распространенным сведениям подлежат применению положения ст. 57 Закона РФ о СМИ об освобождении редакции (учредителя) газеты от ответственности (дело № 08АП-12674/2014).

Согласно пункту 10 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.03.2016 г. следует, что средство массовой информации не несет ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию, если оно дословно воспроизвело сообщение, опубликованное другим средством массовой информации, и если не будет доказано, что оно знало или должно было знать о том, что распространяемые сведения не соответствуют действительности. Материалы дела в силу ст. 65 АПК РФ указанных доказательства о том, что АНО «Издательский дом «Мир Белогорья» знало или должно было знать о том, что распространяемые сведения соответствуют (либо не соответствуют) действительности не содержат.

Оценив имеющиеся в деле доказательства, суд приходит к выводу о недоказанности истцом иска, в связи с чем, оснований для удовлетворения иска у суда не имеется.

Сторонам судом разъяснены положения части 2 статьи 268 АПК РФ о том, что дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными.

Расходы по госпошлине подлежат распределению в порядке ст. 110 АПК РФ. Истец от уплаты госпошлины освобожден в силу 333,36 НК РФ.

Руководствуясь ст. 110, 167-170, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований Маматову Ивану Васильевичу отказать. Решение может быть обжаловано в Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд через Арбитражный суд Белгородской области в установленном законом порядке.

Ю.Ю. Дробышев

 

В избранное

Статус судебного акта

Нет информации по другим инстанциям

Инстанция

1-я инстанция

Суд, вынесший решение

Арбитражный суд Белгородской области

Дата вынесения

10 August 2018 г.