Решение Алексеевского районного суда Белгородской области

Материалы дела


РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

26 марта 2018 года                                г. Алексеевка, Белгородской области

Алексеевский районный суд Белгородской области в составе: председательствующего судьи Слепцовой Е.Н., у при секретаре Мирошник Ю.В.,

с участием представителей истца Кустова В.Н. - Сергиенко Р.А., Дедовских М.А., Рощина А.В., действующих на основании нотариально удостоверенной доверенности от 12.01.2018 года (срок действия - 3 года),

представителя ответчика - Федерального государственного унитарного предприятия «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания» - Безлепкина А.А., действующего на основании доверенности от 15.01.2018 года (срок действия - по 31.12.2018 года),

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Кустова В. Н. к Федеральному государственному унитарному предприятию «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания» и Мамонтову А. В. о защите прав субъекта персональных данных, защите права на изображение и компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

2 и 3 декабря 2017 года в эфире Российского Информационного Канала «Россия - 24» транслировался документальный фильм Аркадия Мамонтова «Пальмовые берега - 3».

Названная передача также была размещена в сети Интернет на странице сайта электронного периодического издания «Вести» интернет- газета» ("VESTI.RU") по адресу: https://www.vesti.ru/videos/show/vid/738258/; на страницах сайтов сетевого издания «Государственный Интернет-Канал «Россия» по адресам:

https://russia.tv/video/show/brand_id/936 l//episode_id/1571608, и https: //2.russia.tv/video/show/brand_id936 l/episode_id/l /1571608;

на официальном YouTube канале Федерального государственного унитарного предприятия «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания» по адресу: https://www.youtube.com/watch?v=mH3PN6FFnvg.

Учредителем и редактором вышеуказанных средств массовой информации является Федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания» (сокращенное наименование - ВГТРК).

Администратором доменных имен сайтов в сети Интернет www.vesti.ru, russia.tv. также является Федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания».

Автором передачи, ответственным за её содержание, является Мамонтов А. В.

Гражданское дело инициировано иском Кустова В.Н., просившего суд признать незаконными и нарушающими право на неприкосновенность частной жизни и личную тайну, право на защиту изображения гражданина действия Мамонтова А. В. и Федерального государственного унитарного предприятия «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания» по сбору, включению в состав документального фильма А. Мамонтова «Пальмовые берега - 3», передачу в эфир Российского Информационного Канала «Россия - 24» 2 и 3 декабря 2017 года, а также распространение в сети Интернет на страницах сайтов по электронным адресам: www.vesti.ru/videos/show/vid/738258/;russia.tv/video/show/brand_id/936l//episode_id/1571608,2.russia.tv/video/show/brand_id9361/episode_id/1571608; www.youtube.com/watch?v=mH3PN6FFnvg персональных данных Кустова В. Н. без согласия субъекта персональных данных на обработку персональных данных и без согласия гражданина на использование его изображения; обязать ответчиков удалить из документального фильма Аркадия Мамонтова «Пальмовые берега - 3», размещенного в сети Интернет на страницах сайтов по электронным адресам: www.vesti.ru/videos/show/vid/738258/; russia.tv/video/show/brand_id/9361 //episode_id/1571608, 2.russia.tv/video/show/brand_id9361/episode_id/1571608;

www.ydutube.com/watch?v=mH3PN6FFnvg изображение, голос, имя, фамилию, занимаемую должность Кустова В. Н., являющиеся его персональными данными; взыскать солидарно с Мамонтова А. В. и Федерального государственного унитарного предприятия «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания» в пользу Кустова В. Н. компенсацию морального вреда в размере 20000 рублей; указать в решении суда, что, оно является основанием для принятия Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций мер по ограничению доступа к информации в сети «Интернет», обрабатываемой с нарушением законодательства Российской Федерации в области персональных данных, путем включения указателей вышеуказанных страниц сайтов в сети «Интернет» в Реестр нарушителей прав субъектов персональных данных.

В последующем истец в порядке ст. 39 ГПК РФ уточнил исковые требования: просил суд признать незаконными и нарушающими право на неприкосновенность частной жизни и личную тайну, право на защиту изображения гражданина действия Мамонтова Аркадия Викторовича и Федерального государственного унитарного предприятия «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания» по сбору, включению в состав документального фильма А. Мамонтова

«Пальмовые берега - 3», хранению, передаче в эфир Российского Информационного Канала «Россия - 24» 2 и 3 декабря 2017 года, а также распространение в сети Интернет на страницах сайтов по электронным адресам:\у\у\у.уе5и.гиЛч<1ео$/51ю\уЛчс1/738258/; russia.tv/video/show/brand _id/936l//episode_id/1571608,2.russia.tv/video/show/brand_id936 l/episode_id/1571608; www.youtube.com/watch?v=mH3PN6FFnvg изображения, голоса, имени, фамилии, занимаемой должности Кустова В. Н., являющиеся его персональными данными; обязать ответчиков удалить из документального фильма А. Мамонтова «Пальмовые берега - 3» изображение, голос, имя, фамилию, занимаемую должность Кустова В. Н., являющиеся его персональными данными, и прекратить их обработку; взыскать солидарно с Мамонтова А. В. и Федерального государственного унитарного предприятия «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания» в пользу Кустова В. Н. компенсацию морального вреда в размере 20000 рублей; указать в решении суда, что оно является основанием для принятия Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций мер по ограничению доступа к информации в сети «Интернет», обрабатываемой с нарушением законодательства Российской Федерации в области персональных данных, путем включения указателей вышеуказанных страниц сайтов в сети «Интернет» в Реестр нарушителей прав субъектов персональных данных.

В судебном заседании представители истца Кустова В.Н. - Сергиенко Р.А., Ледовских М.А., Рощин А.В. исковые требования с уточнениями поддержали и просили суд иск удовлетворить в полном объёме.

Представитель ответчика - Федерального государственного унитарного предприятия «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания» - Безлепкин А.А. иск не признал и просил суд в удовлетворении иска отказать.

Ответчик Мамонтов А.В. в судебное заседание не явился, о дате, времени и месте судебного заседания извещен своевременно и надлежащим образом в соответствии со ст. ст. 113-118 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора - Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций в судебное заседание не явился, о дате, времени и месте судебного заседания извещен своевременно и надлежащим образом, просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Выслушав объяснения представителей истца, представителя ответчика, исследовав обстоятельства по представленным сторонами доказательствам, суд считает иск не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

 Часть 1 статьи 23 Конституции Российской Федерации гласит, что каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Согласно части 1 статьи 24 Конституции Российской Федерации сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица /без его согласия не допускаются.

В то же время в статье 29 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. При этом гарантируется свобода массовой информации, цензура запрещается.

Аналогичное правовое регулирование закреплено в Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, которая, являясь международным договором Российской Федерации, наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права, является составной частью ее правовой системы.

Так, статья 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года предусматривает, что каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях- предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Статья 10 Конвенции устанавливает, что каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого- либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Европейский суд по правам человека неоднократно отмечал, что по делам, связанным с осуществлением права на защиту частной жизни, государству и судам в каждом случае необходимо найти способ установить баланс между использованием двух фундаментальных прав, которые оба гарантируются Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод: право на защиту частной жизни и право на свободу выражения (п. 42 Постановления ЕСПЧ от 24.06.2004 "Дело "Фон Ганновер (Принцесса Ганноверская) (Von Hannover) против Германии" (жалоба N 59320/00).

При этом Европейский суд отметил значимость права каждого человека на неприкосновенность его частной жизни и права на свободу выражения мнения как основополагающих для демократического общества. Эти права не являются абсолютными, но и не превалируют одно над другим, так как являются равноценными.

Приведенные выше положения Конституции Российской Федерации находят свое развитие в нормах Гражданского кодекса Российской Федерации и федерального законодательства.

Так, согласно пункту 5 части 1 статьи 49 Закона РФ от 27.12.1991 года № 2124-1 «О средствах массовой информации» журналист обязан получать согласие (за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов) на распространение в средстве массовой информации сведений о личной жизни гражданина от самого гражданина или его законных представителей.

В соответствии с п. 7 ст. 3 Федерального закона от 27.07.2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» правовое регулирование отношений, возникающих в сфере информации, информационных технологий и защиты информации, основывается на принципе неприкосновенности частной жизни, недопустимости сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия.

Пунктом 8 статьи 9 названного Закона запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.

В силу п. 1 ст. 152.2 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), если иное прямо не предусмотрено законом, не допускаются /без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, в частности, сведений о его происхождении, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни (абзац 1). Не являются нарушением правил, установленных абзацем первым настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле (абзац 2).

Согласно ст. 3 Федерального закона от 27.07.2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных» (в ред. от 25.07.2011 года № 261-ФЗ, от 29.07.2017 года № 223-ФЗ) персональные данные - любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных); оператор - государственный орган, муниципальный орган, юридическое или физическое лицо, самостоятельно или совместно с другими лицами организующие и (или) осуществляющие обработку персональных данных, а также определяющие цели обработки персональных данных, состав персональных данных, подлежащих обработке, действия (операции), совершаемые с персональными данными; обработка персональных данных - любое действие (операция) или совокупность действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных; распространение персональных данных - действия, направленные на раскрытие персональных данных неопределенному кругу лиц;

Сведения о персональных данных истца Кустова В.Н. - фамилии, имени, отчестве,- занимаемой должности являются общедоступными, так как находятся в свободном доступе в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», что подтверждается скрин-шотом сайта «ЭФКО» (efko.ru).

В данном случае, исключение изображения гражданина, являющегося к тому же председателем Совета директоров крупной российской компании, не позволило бы донести до зрителей всесторонней картины по вопросам, явившимся предметом журналистского расследования.

Использование изображения истца осуществлялось исключительно в вышеуказанных целях, не преследовало своей целью удовлетворение обывательского интереса к частной жизни истца или извлечение прибыли.

Спорный фильм не содержит каких-либо негативных сведений в отношении истца, требований о признании каких-либо сведений, содержащихся в публикации, порочащими либо не соответствующими действительности истцом не заявлялось, в фильме не раскрываются аспекты частной жизни истца, а также не имеется ничего, что могло бы тем или иным образом причинить вред его нематериальным благам.

Таким образом, использование изображения истца осуществлялось ответчиком в рамках допустимого предела, определенного действующим законодательством, имело своей целью всестороннее и объективное освещение журналистом проблем социального характера пищевой промышленности и производства заменителей молочного жира, проблем экологического характера, и не затрагивало частной жизни истца, а также не ставило своей целью извлечения коммерческой выгоды.

В материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие, что транслируя в эфире и в сети «Интернет» документальный фильм «Пальмовые берега-3», ответчики данными действиями вторгались в личную жизнь истца, так же как не представлено доказательств того, что в результате данных действий ответчиков истцу были причинены физические и нравственные страдания, повлекшие необратимые для него последствия, свидетельствующие о тяжести перенесенных им страданий.

Статья 152.1 ГК РФ в пункте 1 указывает, что обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина допускаются только с согласия этого гражданина. Такого согласия не требуется, в частности, когда использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах; изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования; гражданин позировал за плату.

Как указано в Определении Конституционного Суда РФ от 28.06.2012 N 1253-0 право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера; в понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер.

В соответствии с п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" при разрешении споров, возникших в связи с распространением информации о частной жизни гражданина, необходимо учитывать, что в случае, когда имело место распространение без согласия истца или его законных представителей соответствующих действительности сведений о его частной жизни, на ответчика может быть возложена обязанность компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации (статьи .150,151 Гражданского кодекса Российской Федерации). Исключение f составляют случаи, когда средством массовой информации была распространена информация о частной жизни истца в целях защиты общественных интересов на основании пункта 5 статьи 49 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации». Эта норма корреспондируется со статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В данном случае истцом не заявлены требования о защите чести, достоинства и деловой репутации.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2010 года № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» определено, что пунктом 5 части 1 статьи 49 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» предусмотрен запрет на распространение в средствах массовой информации сведений о личной жизни граждан, если от них самих или от их законных представителей не было получено на то согласие, за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов. Пункт 2 части 1 статьи 50 названого Закона допускает распространение сообщений и материалов, подготовленных с использованием скрытой аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки, если это необходимо для защиты общественных интересов и приняты меры против возможной идентификации посторонних лиц.

В названном Постановлении Верховный Суд РФ также обратил внимание на то, что к общественным интересам следует относить не любой интерес, проявляемый аудиторией, а, например, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде. Судам необходимо проводить разграничение между сообщением о фактах (даже. весьма спорных), способных оказать положительное влияние на обсуждение в обществе вопросов, касающихся, например, исполнения своих функций должностными лицами и общественными деятелями, и сообщением подробностей частной жизни лица, не занимающегося какой-либо публичной деятельностью. В то время как в первом случае средства массовой информации выполняют общественный долг в деле информирования граждан по вопросам, представляющим общественный интерес, во втором случае такой роли они не играют.

Как следует из материалов дела, причиной обращения Кустова В.Н. в суд послужил документальный фильм Аркадия Мамонтова «Пальмовые берега - 3», который транслировался в эфире Российского Информационного Канала «Россия - 24» 2 и 3 декабря 2017 года и в информационно-­телекоммуникационной сети «Интернет» по вышеуказанным адресам.

Из анализа спорного документального фильма следует, что указанный фильм носит характер журналистского расследования по вопросам, связанным, в том числе, со здоровьем граждан, соблюдения требований экологической безопасности, вопросам, имеющим большое общественное значение. Таким образом, данный материал позиционируется как общественно-резонансная публикация.

Принимая во внимание роль средств массовой информации в распространении информации по вопросам, представляющим общественный интерес, спорный фильм опубликован с достаточной фактической основой.

Указанный фильм соответствовал уровню общественного интереса, доводил до сведения общественности комментарии должностных лиц, не содержал утверждения о доказанности вины в совершении нарушений, т.е. не противоречил положениям ч. 1 ст. 49 Конституции Российской Федерации.

В рамках журналистского расследования, в целях всестороннего и объективного обзора ситуации, было взято интервью у Кустова В.Н., занимающего должность председателя Совета директоров Группы компаний «ЭФКО», являющегося крупнейшим российским производителем жиров специального назначения, используемых в кондитерской, хлебопекарной и других отраслях пищевой промышленности, с указанием на занимаемую им должность.

 Данное интервью было взято с согласия Кустова В.Н. и включено в документальный фильм в соответствии с п. 8 ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 27.07.2006 года № 152-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «О персональных данных» (далее - Закон о персональных данных), согласно которому обработка персональных данных допускается в случае необходимости для

осуществления профессиональной деятельности журналиста и (или) законной деятельности средства массовой информации. При этом ответчиками не нарушены права и законные интересы субъекта персональных данных.

В соответствии с п.4 ч.2 ст.22 Закона о персональных данных оператор вправе осуществлять без уведомления уполномоченного органа по защите прав субъектов персональных данных обработку персональных данных, сделанных субъектом персональных данных общедоступными.

Доводы представителей истца о применении скрытой видеозаписи Пошли свое частичное подтверждение.

Гак, из заключения от 25.03.2018 года следует, что на цифровой видео-звукозаписи в файлах с наименованием: «031217_Rossia24_22-07», и одинаковым по содержанию фрагментам записи в файлах с наименованием :021217_Rossia24_l 6-06,031217_Rossia24_04-05, на DVD- диске сер. номер РАР6 93VJ06030615 4, являющимся приложением к справке ООО «Медиа-РВ» исх. № 9 от 25.12.2017 г., об обнаружении в эфире телеканала «Россия-24» документального фильма Аркадия Мамонтова "Пальмовые берега-3", а именно на хронометраже «09:00- 09:38,10:1911:27,12:39-13:28 мин.», установлены признаки скрытой видеосъёмки с применением специальных технических средств. В промежуток времени «16.37-16.52», на одном из мониторов, запечатлено фоновое (повторяющееся) воспроизведение видеоизображения мужчины,соответствующее основной видеозаписи, в промежуток времени «09:09-09:37», с установленными выше признаками скрытой видеосъёмки. В промежуток времени «8:43-9:00, 13:28-13:33», установлены отдельные признаки скрытой видеосъемки без применения специальных технических средств.

Однако, перед тем, как взять интервью, журналист представился, указав, что он является представителем ВГТРК. Истец не отказался от интервью, добровольно отвечал на заданные вопросы.

Вип-зал аэропорта, где было взято интервью у истца, - общедоступное место, поскольку его услугами может воспользоваться любой гражданин, купивший билет «бизнес-класс» для посадки в самолет или оплативший данную услугу.

Анализируя вышеуказанный фильм в целом и содержащиеся в нем спорные сведения об истце в отдельности, суд приходит к выводу, что в данном фильме отсутствует информация, относящаяся к частной жизни истца.

Имя, отчество, фамилия и должность не относятся к сведениям о личной жизни гражданина. Эти сведения получены из открытых источников (сайт компании истца).

Голос и изображение истца не являются персональными данными как таковыми, пока они не будут соотнесены с другими персональными данными. Голос и изображение могут быть признаны частью персональных

данных, только, если они подпадают под категорию «биометрических данных», т.е. качество аудиозаписи голоса и фото/видео-изображение внешнего вида лица позволяют идентифицировать его и отличить его от других лиц.

Таким-образом, если изображение по своим характеристикам не может быть отнесено к «биометрическим данным», то оно не может рассматриваться как персональные данные.

В соответствии со ст. 50 Закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой. информации» распространение сообщений и материалов, подготовленных с использованием скрытой аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки, допускается: 1) если это не нарушает конституционных прав и свобод человека и гражданина; 2) если это необходимо для защиты общественных интересов и приняты меры против возможной идентификации посторонних лиц.

Каких-либо доказательств о нарушении его прав и законных интересов, в том числе, скрытой съёмкой, истцом не предоставлено.

Перечень сведений, которые относятся к конфиденциальной информации и которые не подлежат разглашению в распространяемых журналистами сообщениях и материалах, установлен ст. 41 Закона РФ от 27.12.1991 года № 2124-1 «О средствах массовой информации». К числу таких сведений отнесены лишь сведения, прямо или косвенно указывающие на личность несовершеннолетнего, в связи с чем, указанные в фильме персональные данные Кустова В.Н., не относятся к сведениям, которые ответчики не вправе разглашать в распространяемых материалах.

Полное обезличивание героев журналистских материалов приведет к умалению целей журналистской деятельности, невозможности полноценного информирования телезрителей. Также следует понимать, что постановка возможности публикации любого журналистского материала в зависимость от получения на него согласия его героев делает невозможной саму деятельность по производству и выпуску СМИ.

Указание в фильме только фамилии, имени, отчестве и данных о статусе истца без указания иных персональных данных и данных о частной жизни является достаточным минимумом и не нарушает прав и законных интересов истца.

Таким образом, обработка средством массовой информации персональных данных является законной и обоснованной, распространение персональных данных удовлетворяет критериям наличия общественного интереса, который с учетом содержания материала, несомненно, является превалирующим и оправданным. Так как права и законные интересы истца при осуществлении профессиональной деятельности редакции СМИ «Российский Информационный Канал «Россия-24» и журналиста А.В. Мамонтова не были нарушены, а касающаяся его информация представляет общественный интерес, то и разрешение на распространение персональных данных заявителя не требовалось.

 Согласно ст. 152.1 ГК РФ обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. Такое согласие не требуется в случаях, когда: использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах; изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования; гражданин позировал за плату. Если изображение гражданина, полученное или используемое с нарушением пункта 1 настоящей статьи, распространено в сети «Интернет», гражданин вправе требовать удаления этого изображения, а также пресечения или запрещения дальнейшего его распространения.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 44 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» без согласия гражданина обнародование и использование его изображения допустимо в силу подпункта 1 пункта 1 статьи 152.1 ГК РФ, то есть когда имеет место публичный интерес. Вместе с тем согласие необходимо, если единственной целью обнародования и Использования изображения лица является удовлетворение обывательского интереса к его частной жизни.

Доводы представителя истца об отсутствии публичного интереса, т.к. истец не является публичной личностью, суд находит необоснованными, поскольку документальный фильм - это социально значимый проект, реализуемый путем проведения журналистского расследования не с целью обывательского интереса к частной жизни Кустова В.Н., а обусловлен информированием ответчиками граждан по вопросам, представляющим общественный интерес, и направлено на профилактику совершения нарушений в области экологии и состава продуктов питания, поэтому распространение изображения истца является правомерным.

Фильм создавался в общественных интересах с целью информирования общества о проблемах, связанных, в том числе, со здоровьем граждан, соблюдения требований экологической безопасности, что в силу подпункта 1 пункта 1 статьи 152.1 ГК РФ являлось основанием для использования изображения без согласия истца.

В документальном фильме не содержится никаких интимных, личных, тайных фактов, которые истец хотел бы скрыть от третьих лиц, а лишь информация, раскрытая самим истцом и по его воле и ставшая ранее общеизвестной по инициативе истца, а потому спорный фильм не нарушает закон и не является вмешательством в частную жизнь истца. Ответчиками не нарушены положения Закона «О персональных данных», поскольку документальный фильм не содержит персональных данных истца, а именно: года, месяца, даты рождения, адреса проживания, а также не содержит информации о его имущественном положении, финансовых счетах и налоговых отчислениях. Также истцом не представлено доказательств, подтверждающих то, что ответчики осуществляли сбор информации против воли истца, вторгаясь в его частную жизнь.

Истцом не доказана незаконность получения оспариваемой информации и ' неправомерность распространения добытых сведений, ранее _ . опубликованных в различных средствах массовой информации, в иных общедоступных источниках в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» задолго до даты телеэфира спорного фильма.

В связи с недоказанностью фактов нарушения ответчиками личных неимущественных прав и совершения действий, посягающих на принадлежащие истцу нематериальные блага, оснований для удовлетворения требования о компенсации морального вреда, равно как и взыскания судебных расходов, не имеется.

С учетом вышеизложенного, оснований для удовлетворения иска не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении иска Кустова В. Н. к Федеральному государственному унитарному предприятию «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания» и Мамонтову А. В. о защите прав субъекта персональных данных, защите права на изображение и компенсации морального вреда отказать.

Решение может быть обжаловано в Судебную коллегию по гражданским делам Белгородского областного суда путем подачи апелляционной жалобы через Алексеевский районный суд в течение одного месяца со дня принятия судом решения в окончательной форме.

В избранное

Статус судебного акта

Нет информации по другим инстанциям

Инстанция

1-я инстанция

Суд, вынесший решение

Алексеевский районный суд Белгородской области

Дата вынесения

26 March 2018 г.